Наше время часто называют эпохой этнического ренессанса. По-видимому, четкое осознание своей национально-культурной идентичности является закономерной реакцией на известное обезличивание человека в условиях глобализации. Понимание своей этнокультурной идентичности может произойти только при сопоставлении своих норм, ценностей, стереотипов поведения с другими аналогичными образованиями. Раньше люди жили в стабильной среде своего сообщества. Поездки вовне были чрезвычайными явлениями. Путешественники и странники из дальних мест воспринимались как люди, обладающие особыми знаниями. Сегодня мир стал значительно мобильнее, живые контакты с носителями иной культуры воспринимаются как нечто обыденное, а электронные средства массовой информации сделали для нас чужую жизнь знакомой до мельчайших подробностей.

Сравнивая свое и чужое, люди выделяют значимые сходства и различия и дают различиям эмоциональную оценку. В этом смысле все свое признается нормой, и все чужое на обыденном уровне получает критическую оценку как странное, недостаточное, преувеличенное, опасное, смешное, уродливое и т.д. Сопоставительные лингвокультурные исследования по своей гуманитарной сущности представляют собой разновидность критической лингвистики, т.е. науки о языке, направленной на разоблачение предубеждений и построенных на предубеждениях коммуникативных манипуляций. При этом рациональное объяснение различий ни в коей мере не возвеличивает и не умаляет достоинства той культуры, с которой явно или имплицитно сравниваются другие культуры, в качестве отправного принимается тезис о принципиальном равенстве всех цветов на поле мирового сообщества. Задача состоит в том, чтобы установить системные (причинно-следственные и другие) связи между признаками, составляющими своеобразие той или иное лингвокультуры.

Эти системные связи между признаками образуют код культуры, который зафиксирован в знаках соответствующей культуры, в частности в языке, характеризуется определенной стабильностью и может быть объективно установлен на основе анализа значений слов и выражений, коммуникативных стереотипов и прецедентных текстов.

Сталкиваясь с непониманием в межкультурном общении, мы обычно находим этому следующие типичные объяснения: собеседники плохо владеют языком (не понимают значений слов, фразеологических выражений и грамматических форм), они не настроены на взаимопонимание (не слушают друг друга, ищут во всем скрытые обидные смыслы, говорят не для партнера, а для кого-то еще, находятся в измененном состоянии сознания), кто-то из них не учитывает специфики ситуации (например, не видит юмористичности, трагичности или торжественности момента), и, наконец, участники общения строят свое речевое и неречевое поведение на основании различных культурных аксиом.

Культурная аксиома — это ценностная установка, которая не нуждается в объяснении и признается естественной и единственно верной. Есть культурные аксиомы, которые носят социальнобиологический характер и в силу этого самоочевидны для человечества в целом. Например, нужно заботиться о маленьких детях, уважать старших, защищать себя и своих близких. Существуют нормы поведения, которые свойственны представителям определенного этноса либо регионального этнического сообщества (не случайно говорят о русской щедрости, кавказском гостеприимстве, французской галантности, немецкой точности, английской сдержанности). Бесспорно, есть и аксиомы поведения, характерные для различных групп людей (гусарская удаль, воспитательская назидательность, умение вести торг на восточном базаре и т. д.). Наконец, выделяются ценностные установки, которые определяют неповторимость индивидуального характера человека. Если для этики и психологии принципиально значимы общечеловеческие либо индивидуальные высшие ориентиры поведения, то для лингвокуль-турологии определяющими являются этнокультурные и социокультурные ценности.


| перейти на следующую страницу ⇒
Литература: