(2)    She remarked to him that they might talk for ever without coming to an agreement — their points of view were so far apart... It had happened to the young Matthias more than once to be shown the way to the door, but the path of retreat had never yet seemed to him so unpleasant... (там же). Здесь стратегия пессимизма выполняет функцию намека на бесполезность общения и призыв к его прекращению.

(3)    Every five minutes or so she would stifle a yawn. He sat for two hours until finally she told him she must go because she had an appointment in town. He packed his Bibles and thanked her and prepared to leave (F. O’Connor, Good Country People). В этом примере один из участников прибегает к приему объяснения (предлога) с целью прекратить затянувшийся визит. К типичным предлогам можно отнести «I have a lot of work to do», «I have to go», «I have an appointment» и др. В этом же примере используется и невербальный маркер желания прекратить визит — жест, , подавляющий зевание.

(4)    «Ah yes, don’t I know it?...» The monologue continued; I listened impassively, from time to time making noncommittal noises... I looked at my watch... (J. Braine. Life at the Top). Здесь невербальными маркерами призыва к окончанию общения выступают невнятные звуки, а также взгляды на часы.

5)    Использование речевого акта извинения, предваряющего обращение с просьбой для предотвращения возможных нарушений: Excuse me..., I’m sorry to intrude..., I hate to bother (trouble) you... и другие.

6)    Использование речевого акта объяснения, который служит обоснованием обращения с просьбой и, как правило, подчеркивает важность или срочность данного действия для адресанта: We are very short of time, could you help us...? I could have asked John but he is very busy...

Интересной представляется и другая сторона данной ситуации: реакция на директивные речевые акты. Адресат, как и адресант, стремится к сохранению своего лица и лица своего собеседника, поэтому ответ на просьбу, совет, предложение не должен нарушать общепринятые нормы. Так, отказ, обычно ассоциирующийся с неловкостью ситуации, должен звучать вежливо и убедительно

[Ступин, Игнатьев 1980: 105]. В связи с этим используются различные коммуникативные стратегии отказа, которые вариативны и могут нести различную эмоциональную нагрузку. Примеры:

1)    невнятный отказ: междометия типа Ah, Oh и т.п.;

2)    извинение: I’m afraid, Sorry, Unfortunately...;

3)    уклончивый отказ: Any other time, Must run, Talk to me later, The thing is...;

4)    категоричный отказ (с использованием отрицания): No chance, Not in a million years, I should say not...;

5)    категоричный отказ (без использования отрицания): Are you serious? I'd rather die, Impossible, Over my dead body, You must be joking, Push off;

6)    объяснение, предлог: If it were up to me, It’s not in my hands, Love to, but...;

7)    эвфемизмы/клише: The editor regrets, Chance would be a fine thing, Closed for business, If wish were father to the deed... [Crystal 1997: 287].

При этом если собеседник не считает нужным указывать причины отказа, считается невежливым расспрашивать о них (ср. распространенные в данной ситуации вопросы, использующиеся в русской культуре: «Почему?»-, «А что такое?» — [Ступин, Игнатьев 1980: 105J).

Вопросительные речевые акты также могут соотноситься с нарушениями приватности как в содержательном аспекте (задаваемые вопросы затрагивают табуированные темы и направлены на получение личной, приватной информации), так и в структурном (сама форма данных речевых актов предполагает высокую степень коммуникативного давления на собеседника). Итак, в американской коммуникативной культуре могут быть выделены некоторые стратегии, смягчающие эффект вмешательства и давления. К ним относятся:


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: