1) Предваряющие вопрос разрешения, выражающиеся с помощью конструкций Do you mind my asking you? Can I ask you a personal question? и т. п., например:

-    - Actually, there’s something I’ve wanted to ask you about, but you seem like a nice person, and I didn't want to offend you.

—    Oooohhh, this doesn’t sound like mindless, boring, getting-to-know-you chit-chat. This sounds like you actually have something to say.

— Only if you promise not to get offended (Pulp Fiction).

Это также может быть использование корректирующих приемов после того, как вопрос уже задан, например:

Are you very deeply in love with your wife? Or am I being too personal? (J.D. Salinger. For Esme with Love and Squalor).

Э. Гоффман относит вопросы такого типа к различным приемам, которые используются, чтобы предотвратить возможные завоевания личной территории («уловки» или dodges в терминологии Э. Гоффмана — [Goffman 1972: 115]).

2)    Слова типа well, so, now, like, I mean, you know, oh и другие, которые, по мнению некоторых исследователей выполняют важные функции в дискурсе и называются поэтому «маркерами дискурса» (discourse markers в терминологии Д. Шиффрин — [Schiffrin 1987]). Одной из таких функций может стать смягчение категоричности высказывания (в том числе и вопроса), например: Oh, I forgot to ask you... You know I was wondering...

3)    Использование косвенных приемов для выражения вопроса, примерами которых могут служить:    -

а)    замена прямого вопроса косвенным: типичный в сфере обслуживания вопрос продавца покупателю Can I help you? What can I do for you?, предполагающий на самом деле вопрос What do you want? (ср. в русскоязычной традиции прямой вопрос «Что желаете?»-);

б)    замена прямого вопроса разделительным, который звучит менее категорично и широко распространен в англоязычном общении (в отличие от русской коммуникации): ср. Are you a student? и You are a student, aren't you?;

в)    замена вопроса утверждением (высказывание, по своей форме не являющееся вопросительным, может предполагать вопрос): фраза «Say, I heard you just bought a beach condo in California! It must have cost you a fortune!» косвенно выражает вопросы «Did you buy a beach condo? Was it expensive?» или «Mrs. Mulwray, I think you are hiding something» (Chinatown) предполагает вопрос «Are you hiding something?».

Во всех описанных случаях мы имеем дело с косвенными речевыми актами, когда «один иллокутивный акт осуществляется опосредованно, путем осуществления другого» [Сёрль 1986 б: 196], причем основной мотивировкой их использования выступает требование вежливости [там же: 201].

Итак, речевой акт вопроса часто ассоциируется со всевозможными нарушениями приватности. Рассмотрим на примерах возможные ситуации нарушения и реакции на них:

а)    Личные вопросы. Здесь наиболее важным фактором выступает степень знакомства общающихся. Как правило, личные вопросы становятся оправданны при достаточно близком общении людей и если это условие нарушается, часто происходит завоевание личного пространства. Э. Гоффман отмечает, что «неправомерный вопрос личного характера равнозначен визиту без приглашения» [1981: 37], т. е. является символическим нарушением приватности. Следует принимать во внимание, что иногда под влиянием ситуации этот фактор не учитывается (например, общение врача и пациента, или добровольное нарушение приватности малознакомыми людьми в упоминавшейся выше ситуации «вагонного попутчика»). Рассмотрим несколько примеров:


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: