(1)    — Are you seeing anyone?

—    I think this is getting too personal. I don’t think I’m ready to

share that with you (The Groundhog Day).

(2)    — May I speak frankly, Mrs. Mulwray?

—    Yes, you can, Mr. Gittes.

—    Well, that little girlfriend... she’s disappeared. Maybe they

disappeared together.

—    Supposedly they did. How does that affect you?

—    It’s nothing personal, Mrs. Mulwray.

—    It’s very personal (raises her voice). It couldn’t be more personal...

(Chinatown) (комментарий наш. — О. П.).

В обоих примерах разговор о личных, интимных предметах вызывает нарушение приватности. Реакция и в том и в другом случае выражена вербально (во втором примере она усиливается интонацией и повышением громкости голоса) и прямо (адресат открыто сообщает адресанту, что эти вопросы слишком личные и он не хочет на них отвечать). В первом примере также вербально эксплицируется фактор недостаточности знакомства (адресат не готов поделиться такой информацией, подтекст — «Я недостаточно хорошо вас знаю»).

б)    Расспросы. В данной ситуации характер задаваемых вопросов может не играть существенной роли, важным моментом является их многократность и однонаправленность, что как бы создает атмосферу «допроса» и может привести к нарушениям. Например:

(1)    «Ask him if she left alone, or if there was a gentleman with her.»

In heavy, Teutonic Italian, the priest translated. The concierge now seemed annoyed with the interrogation, and began to make notations on a series of cards on the desk... (I. Shaw, Two Weeks in Another Town).

(2)    So naturally Michaelis tried to find out what had happened, but Wilson wouldn’t say a word — instead he began to throw curious, suspicious glances at his visitor and ask him what he’d been doing at certain times on certain days. Just as the latter was getting uneasy, some workmen came past the door bound for his restaurant, and Michaelis took the opportunity to get away, intending to come back later... (F.S. Fitzgerald. The Great Gatsby).

Из приведенных примеров видно, что реакцией на расспросы обычно являются чувства раздражения и неловкости.

Часто нарушение приватности адресата происходит ненамеренно со стороны адресанта и за негативной реакцией адресата может последовать эмоциональная реакция адресанта, например, смущение:

Не was asked a great many questions and answered them all quite willingly. One boy asked him whether he could play cricket.

‘No,’ answered Philip, i’ve got a club-foot.’

The boy looked dorm quickly and reddened. Philip saw that he felt he had asked an unseemly question. He was too shy to apologize and looked at Philip awkwardly (S. Maugham. Of Human Bondage).

Одной из типичных реакций на нарушение может стать уклонение от ответа на вопрос, которое также предполагает использование ряда стратегий. Прежде всего можно говорить о прямых и косвенных способах избежания ответа,

В первом случае адресат прямо дает понять собеседнику, что не хочет или не может ответить на вопрос. Используемые при этом речевые конструкции могут отличаться различной степенью категоричности. Фразы типа That's none of your business! Mind your own business! That does not concern you! являются достаточно категоричными и во многих ситуациях звучат грубо и резко.

Поэтому для смягчения категоричности прямого ответа часто используются маркеры дискурса (слова well, you know, so, oh и т. п.), речевые акты извинения, а также объяснения (предлога): That (information) is privileged, We can’t release that information, I'm sorry, but that’s privileged (в профессиональной коммуникации); That’s not something I want to share at the moment, Sorry, I can't say right now, I don’t feel like talking about that now, Let’s not talk about that и др. (как в неформальном, так и в формальном общении). Приведем еще несколько примеров:


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: