3)    Наибольшее количество оценки «embarrassing* получает ситуация 5 (разговаривать с кем-либо слишком громко) — 32,29%. Значительное количество информантов выбирает этот вариант и в ситуациях 12 и 13 (задавать личные вопросы или рассказывать слишком много интимных подробностей о себе) — 21,57% и 27,45% соответственно, хотя в целом в их оценке превалирует реакция «strange». Предположительно, это объясняется тем, что данные ситуации не столь характерны для американской культуры и в большей степени воспринимаются как нетипичные.

4)    Оценка «insulting* квалифицирует ситуацию 11 (распространять сплетни о ком-либо) — 59,80%, ситуацию 1 (прикасаться к незнакомому человеку) — 41,18%, ситуацию 10 (есть или пить из чужой посуды) — 37,25% и ситуацию 7 (дышать в лицо собеседнику) — 31,37%. Данная оценка является наиболее категоричной из всех, отличается резко негативной эмоциональной окраской и вероятно свидетельствует о наиболее серьезных нарушениях в рамках предпринимаемого исследования. Это может быть интерпретировано следующим образом: ситуацию «распространение сплетен» отличает намеренность действия, негативная цель (злой умысел), а также в большинстве случаев личный, интимный характер передаваемой информации, что особенно резко осуждается в контексте данной культуры (это непосредственно соотносится с важным местом, которое занимает приватность на шкале ценностей).

Нарушения, связанные с прикосновениями и обонятельным восприятием объясняются противоречием принятым правилам проксемного поведения, которые в американской культуре более жестко регламентированы, чем в русской, В американском общении устанавливаются специфические нормы, связанные с границами личного пространства человека. При этом в понятие личного пространства включается как личная сфера человека (как бы внутренняя зона приватности), так и небольшое пространство вокруг тела вместе с кожей и одеждой (как бы внешние зоны приватности), Таким образом, прикосновения, когда они нежелательны, представляют собой вторжение в личное пространство, тем самым нарушая приватность человека [Morain 1986: 73]. Те же проксемные характеристики объясняют нарушения в ситуации с обонятельным воздействием (ранее упоминалось, что американцев с детства приучают не дышать в лицо собеседнику).

5)    Обратимся теперь к оценке «other*. Как показывает анализ анкет, многие участники отдавали предпочтение этому ответу, когда ни один из предложенных вариантов не устраивал их, причем в одних случаях они конкретизировали реакцию, в других нет. Несмотря на многообразие уточняющих вариантов, все они могут быть сведены к трем типам ответов: позитивная оценка, негативная оценка и не конкретизированный вариант оценки. Здесь важно отметить несколько моментов:

а) часто реакции на нарушения получают сугубо индивидуальное выражение (всего в данной графе было отслежено 35 вариантов ответов, включая, например, upsetting, nervous, awkward, mad, angry, alarming, suspicious и др.), что объясняется влиянием целого ряда дополнительных факторов: индивидуально-личностных характеристик, личных ассоциаций в связи с предлагаемой ситуацией, характеристик самого нарушителя (например, информанты отмечали важность учета полового и расового факторов: ср. мужчина, преследующий женщину и женщина, преследующая мужчину, или, например, более радикальную реакцию вызовет преследование белой женщины афроамериканцем), ситуативных условий и т. д.;

6)    позитивную оценку получили только две ситуации — 8 и 4 (что совпадает с преобладающей в этих ситуациях оценкой ОК);


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: