3.2. РЕЧЕПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ТАКТИКИ ВЫРАЖЕНИЯ ОТНОШЕНИЯ К ПУНКТУАЛЬНОСТИ

Мы предполагаем, что концепт «пунктуальность» в русской и немецкой культуре связан с концептами «порядок», «дисциплина», «ответственность», «добросовестность», «время», кроме того, в ходе исследования будет сделана попытка выделить специфические связи концепта в рассматриваемых культурах.

Мы анализируем речеповеденческие тактики для выявления отношения к пунктуальности в русской я немецкой культурах, поскольку в основе языковых структур и единиц лежит социокультурная картина мира.

Под речеповеденческой тактикой мы понимаем -«предпосылку (программу) речевого и неречевого поведения, которая присуща носителям языка» (http://slovari.gramota.ru/portal_sl.html, 2003). Описание языковых и культурных норм двух языков позволит описать «семантическую картину языка». Для этого обратимся к литературным произведениям русской и немецкой культур.

Образцом немецкой пунктуальности в русской литературе считается Андрей Иванович Штольц из романа И. А. Гончарова «Обломов». Автор дает такую характеристику Штольцу: «Он шел твердо, бодро; жил по бюджету, стараясь тратить каждый день как каждый рубль, с ежеминутным, никогда не дремлющим контролем издержанного времени, труда, сил души и сердца» *.

Пунктуальность героя не складывалась лишь только из одной точности во времени. Она создавалась образом жизни, поступками. Но этот образ жизни не мыслился без распорядка, созданного отношением Штольца ко времени. В день своего отъезда из дома Андрей даже не поправил подпругу, как советовал ему отец, чтобы времени даром не терять: «Время тратить нечего, надо засветло приехать». Такое поведение говорит не о том, что человек не аккуратен, а лишь о том, что к поставленной цели нужно двигаться, как намечено, не отвлекаясь ни на что другое.

Такое поведение не типично для русских. Русский человек может не поправить подпругу, но это не будут означать, что он твердо идет к своей цели, а лишь то, что «и так сойдет». Данную интерпретацию можно рассматривать как отражение в сознании людей семиотической функции. Такое поведение можно назвать социальным символизмом, компонентом национальной культуры [Стернин 2000].

Характер Штольца противопоставляется характеру главного героя — Обломова, А русский человек — немцу. Даже мать Штольца «в немецком характере не замечала никакой мягкости, деликатности, снисхождения, ничего того, что делает жизнь так прият* ною в хорошем свете, с чем можно было обойти какое-нибудь правило, нарушить общий обычай, не подчиниться уставу» (с. 199).

Немецкая точность, пунктуальность и порядок шли всегда вместе и были непонятны русским людям: «Нет, так и ломят эти невежи, так и напирают на то, что у них положено, что заберут себе в голову, готовы хоть стену пробить лбом, лишь бы поступить по правилам» (с, 199), В данном случае очевидна связь пунктуальности с другими качествами, необходимыми немцу: порядком, добросовестностью, обязательностью, ответственностью.

Русский характер описывается в противоположность немецкому. Хороший человек, то есть русский человек, по словам Та-рантьева, не может везде поспевать так, как Штольц, Со злобой на все успевающего Штольца он произносит: «Пострел везде поспел». «Русский человек выберет что-нибудь одно, да и то еще не спеша, потихоньку да полегоньку, кое-как, а то на-ко, поди!» (с. 80). Здесь мы можем говорить о том, что точность во времени не так уж и важна для русского человека, даже скорее, что она не ценилась русскими в XIX веке, не была добродетелью. Ей противопоставлялись другие ценности — неспешность, размеренность. Жизнь русского помещика в романе предстает перед читателем в виде неспешного, приятного, мягкого действа.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: