В русской культуре простое объяснение причины опоздания приравнивается к извинению: «Ко мне пришли / Меня соседка задержала / Мне позвонили» и т.п. Данные фразы по-разному характеризуют опаздывающего человека, но все они подразумевают извинения, поскольку отношение к нарушению точности во времени в общем отрицательно.

Данные клише выявляют связь русского концепта «пунктуальность» с концептом «приятельские отношения». Концепт «ра бота», на наш взгляд, связан с исследуемым концептом в связи с дисциплинированностью, ответственностью, добросовестностью. У русских не обязательно соблюдать сроки в работе, здесь не важна пунктуальность. Есть прекрасное оправдание: «Работа — не волк, в лес не убежит», что значит: успеем, сделаем. Ситуация, описанная ниже, подтверждает отсутствие пунктуальности в связи с отсутствием ответственности у русских работников. Опытный инженер учит своего водителя: «Запомни, Петя! Первым делом — безопасность движения, потом ~ пообедать, а если не получим детали — ну и ладно, завтра получим!».

Связи концепта пунктуальности с другими концептами культуры влияют, на наш взгляд, на употребление различных этикетных фраз в рассматриваемых языках. Имея самые тесные связи с концептом «порядок», точность во времени выражается в упорядоченном членении времени суток. В немецком языке этикетные формы приветствия отражают влияние значимого концепта немецкой культуры «порядок» на выражение точности во времени. Утром немцы говорят — «Guten Tag», вечером — «Guten Abend». В русской культуре иногда используются подобные формы, но они часто теряются на фоне предпочитаемого — «Здравствуйте!» Данное приветствие не является осознанием временного интервала с антропоцентричным оттенком, как немецкие, будучи выражением пожелания здоровья. В немецкой культуре для того чтобы поздороваться, необходимо знать, сколько сейчас времени. В немецкой культуре существует четкое разграничение: утро — день — вечер — ночь. Утро начинается в 6 часов, обед — в 12, вечер — в 18 часов. Причем в 18.05 вам уже скажут «Guten Abend».

Выражение точности во времени будет различным и при употреблении количественного выражения времени. В немецком языке, в отличие от русского, название периода называемого времени отталкивается от количества времени в часе, если оно превышает 15 минут: «Wir sind schon fast Dreiviertelstunde weg!».

Для русской культуры характерна неточность количественной оценки, поэтому обращение к минуте в данном случае используется в языке: «Уже сорок пять минут, как мы ушли». В немецкой культуре, по-видимому, потраченное время сразу соотносится в сознании с понятием «Stunde». Выражение «через два часа» в немецком языке будет звучать «zwei Stunden spater», что свидетельствует о точности, опирающейся на настоящий момент. Вероятно, поэтому в немецкой культуре важно употребление грамматического времени в зависимости от совершенности/не совершенности действия.

Концепт «пунктуальность» можно описывать с помощью речеповеденческих тактик, связанных с ожиданием. Когда просят подождать, в русской культуре говорят — «Минуточку!», в немецкой — «Moment!». Это связано с обстоятельственным наполнением данных понятий. Мы согласны с мнением Е. С. Яковлевой, что в русском языке минута «конкретна», а момент «условен» [Яковлева 1994: 73—89]. «Минута» в данном контексте используется для описания конкретного момента ожидания, который является проходящим. При этом ожидающий является участником, переживающим эти события. «Moment» как приглашение к ожиданию, на наш взгляд, характеризуется указанием на неличностный характер данного процесса. В немецкой культуре ожидающий не должен соучаствовать, он должен просто запомнить эти события.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: