Непараметрические концепты можно разбить на регулятивные и нерегулятивные. К первым относятся те ментальные образования, в содержании которых главное место занимает ценностный компонент («счастье», «долг», «щедрость» и др.), ко вторым - синкретичные ментальные образования разного характера («путешествие», «подарок», «здоровье» и др.). В строгом смысле слова следует говорить не о ценностном, а об аксиологическом компоненте, включающем ценности (высшие ориентиры) и нормы поведения [Бабаева 2004], Концепты-регулятивы в концентрированном виде содержат оценочный кодекс той или иной лингвокультуры. Они в своем системном выражении объясняют культурные доминанты поведения, например, созерцательность и приоритет морали в русской культуре либо агентивность и приоритет права в англоязычном мире. Концепты-регулятивы неоднородны, в их составе выделяются телеономные концепты — «вербализованные смыслы, отправляющие к универсалиям духовной культуры и создающие для человека смысл жизни» [Воркачев 2003: 4], такие как «счастье» и «любовь», и более частные регулятивные концепты — «гордость», «милосердие», «пунктуальность», «пошлость» и др. Именно регулятивные концепты представляют наибольший интерес для выявления особенностей ментальности определенного народа или той или иной группы в его составе. Об этих концептах и идет речь в данной книге. Но следует сказать, что лингвокультурная специ фика прослеживается и в нерегулятивных концептах, она выражена в них иначе, в связанном виде. Отметим, что концепты-регу-лятивы могут выражать как позитивные, так и негативные ценности (например, «надежда» и «зависть»).

Не только регулятивные концепты (но регулятивные в первую очередь) распадаются на типы в зависимости от того, насколько широк круг языковых личностей, для которых эти концепты являются приоритетными ориентирами поведения. В этом смысле противопоставляются универсальные (общечеловеческие), этноспецифические, социоспецифические и индивидуальные ценности и соответственно — концепты-регулятивы. Четкой границы между этими типами нет. С иных позиций допустимо выделение и других типов концептов, например, конфессиональных. Примером универсальных концептов-регулятивов является триада «истина», «добро», «красота», к этноспецифическим концептам относятся «душа», «судьба», «тоска» [Вежбицкая 1996], к социоспецифиче-ским — «интеллигентность», «dignity» (аристократическое чувство собственного достоинства у людей, осознающих свой высокий социальный статус), с индивидуальными концептами (выражающими, прежде всего, авторские модификации общепринятых ценностей, вплоть до их переворачивания) мы сталкиваемся, главным образом, в художественных и философских текстах (Наглость — обширная надежда. Дж. Кардано).

Существующие типологии концептов в значительной мере сориентированы на языковые способы их репрезентации. Например, выделяются предметные, сценарные и качественные концепты (аналогия с семантикой прототипных существительных, глаголов и прилагательных очевидна). Иной подход к типологии концептов основан на степени абстракции образного компонента этого мыслительного образования — от конкретной картинки до обобщенного мыслимого заместителя множества более частных образов.

Вместе с тем можно предложить типологию концептов, построенную на основе признака транслируемое™, перехода концепта в процессе общения от одного индивидуума к другому и от одной культуры — к другой. Транслируемость является важнейшей дискурсивной характеристикой концептов [Ляпин 1997]. Концепт как ментально-культурная единица требует выражения. По признаку транслируемости можно противопоставить концепты активно и пассивно транслируемые, содержательно модифицируемые и немодифицируемые, переводимые и непереводимые в иные формы. К числу активно транслируемых относятся архетипические концепты, основанные на системе установок и поведенческих реакций, которые незаметно опр'еделяют нашу жизнь. В основе таких концептов лежат архетипические образы (по К. Юнгу), укорененные в коллективном бессознательном, в априорных формах поведения, соединенные с представлениями опыта и наделенные большой психической энергией [Руткевич 1997: 52].


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: