Основные характеристики, позволяющие создать образ «бонвивана» находим у Ги де Мопассана: «Оя I’appelait Saint-Antoine, parce qu’il se nommait Antoine, et aussi peut-etre parce qu’il etait bon vivant, joyewc, farceur, puissant mangeur et fort buveur, et vigoureux

trousseur de servantes, bien qu’il eut plus de soixante ans& (Мопассан. Contes de becasse) (Его назвали Святой Антуан, потому что имя у него было Антуан и, может быть, еще потому, что он был бонвиваном, жизнерадостным, большим любителем поесть и выпить, неисправимым волокитой за служанками, даже несмотря на свои шестьдесят лет. Перевод наш. — Э.Г.).

Характеристика, данная графу Остерману в «Записках английского резидента Рондо о некоторых вельможах русского двора», позволяет выявить некоторые смысловые составляющие понятия bon vivant, также относящиеся и к лингвокультурному концепту savoir vivre, в своем отрицательном значении, а именно — ловкость, изворотливость, лукавство: -ъНикак нельзя отнять у него ума и ловкости; но он преисполнен изворотливости и лукавства, лжив и обманчив; в обращении угодлив и вкрадчив; принимает личину чистосердечия и низкопоклонен; это качество считается вернейшим залогом успеха у русских, а он превосходит в нем даже Русских. Он любит пожить (he is a bon-vivant), довольно щедр, но неблагодарень (Толстой: www).

Другой пример позволяет добавить к перечисленным характеристикам такие, как умение общаться, вежливо, любезно, обходительно вести себя, что оценивается положительно: -ъСтарик А.О. Жонес [...] был очень популярной фигурой. У него не было врагов в Нижнем Тагиле. Он всегда был со всеми вежлив, любезен, говорил о делах, делал предположительные распоряжения, обещал всем потом написать и оформить, никогда не исполняя то, что говорил, полагаясь во всем на волю Управляющего. Но фигура этого bon vivant была так приятна, обращение так любезно и обходительно, что "Жонса”, как его звали рабочие, положительно любили в Тагильских заводах» (Грум-Гржимайло: www).

В качестве еще одной неотъемлемой черты bon vivant необходимо отметить и неиссякающий оптимизм: «Соси optimiste ои bon vivant est celui qui voit tout en beau, s’amuse des intrigues de sa femme, boit a la sante des cocus et trouve a s’egayer la ou d’autres s’arrachent des poignees de cheveux. N'est-il pas le plus sage?» (Fourier. Tableau analytique de cocuage) (Рогоносец-оптимист, или весельчак, - это тот, кто во всем видит только прекрасное, забавляется интригами своей жены, пьет за здоровье рогоносцев и может веселиться в тех ситуациях, где другие рвут на себе волосы. Перевод наш. —

Э.Г.).

Понятие -«бонвиван» находит свое отражение и в сознании представителей русской лингвокультуры, однако при переходе лингвокультурного концепта из одной культуры в другую происходит естественное искажение, утрата некоторых смыслов.

Характеризуя в данных понятиях свою манеру жить, свое мировоззрение и жизненные установки, человек с помощью одной языковой единицы транслирует многочисленные смыслы, заключенные в рассматриваемых концептах. Однако несмотря на то, что адресат в некоторых случаях не испытывает особых затруднений при их понимании, иногда даже умея дать достаточно точное определение понятиям, он имеет перед собой лишь весьма размытое представление о предмете разговора. К подобным выводам нас привели результаты опроса русскоязычных информантов.

В отличие от французской лингвокультуры, где понятия savoir vivre и bon vivant являются лингвокультурными концептами, в значительной степени определяющими и характеризующими особенности национального характера, в русской лингвокультуре данные концепты представляются недостаточно релевантными именно в тех значениях, которые они имеют во французской лингвокультуре. Конечно же, более или менее адекватное осмысление французских концептов присутствует и у отдельных представителей русской культуры, однако оно не является преобладающим.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: