Приведенные примеры показывают нам универсальные характеристики архетипических концептов — их легкую усваиваемость, активное распространение, переход в иные сферы общения. Эти концепты весьма разнообразны, как и разнообразен опыт коллективного бессознательного, в этом смысле представляет интерес выделение универсальных, этнокультурных и социокультурных архетипических концептов.

1.4. КОНЦЕПТУАРИЙ КУЛЬТУРЫ КАК НОВЫЙ ТИП СЛОВАРЯ

Изучение лингвокультурных концептов вышло на такой уровень, когда вполне реальной задачей становится создание концеп-туария культуры — словаря нового типа, объясняющего не значения слов (это делается в обычных толковых словарях), не научные понятия и реалии действительности (таковы функции энциклопедических справочников), а концепты, составляющие специфику определенной культуры. Разумеется, культурные концепты можно раскрывать и в форме свободно построенных очерков-размышлений, как это, например, блестяще делает Г. Д. Гачев [1995]. Но упорядоченность концептов по алфавитному принципу дает возможность читателю, с одной стороны, сравнивать интерпретации одних и тех же концептов у разных авторов (конечно, речь идет о читателе особого типа — читателе-исследователе), а с другой стороны, начинать чтение такой книги в любом месте (такова наша сегодняшняя ментальность, обусловленная жизнью в гипертексте, постмодернистским восприятием действительности, привычкой к тому, что хаотическую информацию мы должны упорядочивать сами: неслучайно все чаще появляются учебные, научные и художественные произведения в виде словарей).

«Словарь русской культуры^ Ю. С. Степанова [1997] — замечательный пример систематизации ценностей культуры, которые заложены в концептах. Эта книга интересна не только глубоким анализом тех сконцентрированных смыслов духовной культуры, которые составляют специфику русской ментальности, но и эксплицитно выраженной методологией изучения концептов. Автор постулирует наличие базовых концептов культуры — ее констант, число которых сравнительно невелико (четыре-пять десятков), отмечает, что эти константы исторически обусловлены и постепенно эволюционируют (в них есть неизменная и переменная части), раскрывает смысл каждого концепта по единому плану, включающему этимологии слов, словоупотребления и толкования слов и понятий, зафиксированные в разных текстах, доказывает объективность существования концептов. Очень важным является тезис о трехслойной структуре концепта, в котором выделяются «1) основной актуальный признак, 2) дополнительный, или не* сколько дополнительных, «пассивных» признаков, 3) внутренняя форма, обычно не осознаваемая, запечатленная во внешней, словесной форме» [там же: 44]. Этот тезис иллюстрируется примером праздников — 23 февраля и 8 марта, мужского и женского дней (по основному признаку), Дня Советской Армии и Между* народного женского дня (по дополнительному признаку) и даты победы Красной Армии под Нарвой и Псковом над войсками Германии в 1918 году и даты, установленной Коминтерном по инициативе Клары Цеткин (по внутренней форме).

Ю. С. Степанов доказывает положение о неслучайности именований в культуре. Дело в том, что весьма распространена точка зрения, согласно которой признак, положенный в основу номинации в известной мере релятивен, поскольку объективная действительности многомерна, а знак может охарактеризовать лишь один из многих признаков называемого предмета (примеры хрестома-тийны: один и тот же цветок называется1 «подснежник», «снежная капелька», «снежный колокольчик» и т. д. в разных языках). Действительно, тезис Ф. де Соссюра о произвольности знака справедлив в условиях реального функционирования знака в речи, в синхронии (в нормальном естественном общении мы не задумываемся над происхождением знака, важно лишь, чтобы адресат понимал нас адекватно). Но анализируя этимологию слов, мы видим, что существуют принципы именования, отражающие сущность явлений, с точки зрения тех сообществ, в которых возникла необходимость выделить и обозначить эти явления. Для понимания закономерности именования концепта, по мнению Ю. С. Степанова, необходимо учитывать «концептуализированную предметную область», объединяющую слова, вещи, мифологемы и ритуалы [там же: 68].


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: