Единицы, составляющие ядро культурного пространства, определяются в словаре как ментефакты, которые могут быть противопоставлены по признаку «информативность — образность» как знания, концепты и представления. В. В. Красных противопоставляет знания и представления по следующим признакам: знания информационны, коллективны, объективны, требуют доказательств, хранятся в «развернутом» виде, не включают коннотации и оценки, требуют интеллектуально-творческой работы, представления образны, индивидуальны, субъективны, не требуют доказательств, хранятся в «свернутом» виде, включают коннотации и оценки, требуют работы памяти. Концепты занимают в этом противопоставлении срединное место, они лишены образной прототипичности, но включают в себя коннотации [Красных 2003: 155]. Национально маркированные знания противопоставляются национально нейтральным (к первым автор относит сведения о том, что, например, жену Пушкина звали Наталья Николаевна Гончарова, а ко вторым, в частности, о том, что дважды два — четыре). Национальные концепты определяются как «самые общие, максимально абстрагированные, но конкретно репрезентируемые (языковому) сознанию, подвергшиеся когнитивной обработке идеи «предмета» в совокупности всех валентных связей, отмеченных национально-культурной маркированностью» [там же: 268]. В. В. Красных трактует концепты как наивные понятия, осложненные множеством прагматических элементов имени, проявляющихся в его сочетаемости. Концепт в таком понимании сопоставляется со стереотипом, отличаясь от последнего абстрактностью, связью с архетипами и отсутствием визуального прототипического образа. В свою очередь, представления распадаются на прецедентные феномены (Пушкин, «Война и мир», «Счастливые часов не наблюдают»), артефакты (предметы из сказочного мира, например» «живая и мертвая вода»), духи (водяной, леший, кикимора) и стереотипы (например, стереотипный образ змеи) [там же: 155-156].

Рассматриваемый словарь состоит из четырех разделов: «Зооморфные образы» (волк, воробей, голубь, жаба и др.), «Прецедентные имена» (Баба Яга, Буратино, Василиса Премудрая/Прекрасная, Водяной и др.), «Прецедентные тексты» («Аленький цветочек», «Гадкий утенок», «Золушка», «Каша из топора» и др.), «Прецедентные высказывания» («Бог с тобой, золотая рыбка», «Кто-кто в теремочке живет?», «Утро вечера мудренее» и др.).

Приведу с некоторыми сокращениями одну из словарных статей (автор — И. С. Брилёва).

Пчела — относится к числу типичных русских мифологических образов (1); выступает как стереотипный образ (2); может употребляться для характеристики объекта (человека, предмета) (3).

1. В русском фольклоре с П. связан комплекс поверий и легенд. П. фигурирует в заговорах и магических действиях, в том числе пчеловодческих, календарном обряде (напр.: в веснянках). В народных представлениях это насекомое наделяется священной, небесной природой (П. — Божья угодница, т. к. дает воск на свечи: «Всех людей питает / И церкви освещает»), христианской символикой. С П. связаны мотивы девственности и безбрачия. В толковании снов П. — предвестница смерти, что соотносится с поверьем о душе в образе пчелы.

2.    П. — насекомое, которое «собирает» мед, опыляя цветы, и наполняет им соты. П. живет роем в ульях; издает характерный звук — жужжание; больно жалит. Бытуют представления о П. как о неутомимой труженице, приносящей пользу людям.

3.    Современные русские могут назвать пчелой (пчелкой) или обращаться к образу П для характеристики:

- трудолюбивого человека (как правило женщины), который работает без отдыха, внешне легко справляется с многочисленными делами:


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: