collection of persons; society — an organized group of persons и т. д. В значениях слов можно выделить наличие следующих признаков: 1) множественность (в отличие от признака отдельности в предыдущей группе): collection of persons; 2) бесконечность (people 1 — persons indefinitely or collectively); 3) конечность (people 2 — persons considered as numerable individuals forming a group); 4) организованность (society — an organized group of persons); 5) связанные общей целью (group — a number of persons or things ranged or considered together as being related in some way; community — a social, religious, occupational, or other group sharing common characteristics or interests).

В целом данные понятия имеют нейтральную оценку в языке, хотя в контекстах они могут приобретать определенные оценочные коннотации. В рамках всей культуры концепт group, например, как правило имеет положительную оценку в связи с широко распространенными групповыми методами работы, решения проблем и ассоциируется с понятиями group values, group practice, group therapy, group ethics и другими. Кроме того, положительные коннотации данного концепта навеяны все более широко распространяющейся в американском обществе тенденцией развития такого явления, как «осознание своей принадлежности к группе» (sense of group identity), будь то религиозная, этническая или профессиональная группа [Stewart, Bennett 1991: 10—11].

Концепт society воспринимается как нечто абстрактное и лишен явных положительных либо отрицательных коннотаций, однако под влиянием социологических и философских исследований он приобретает дополнительные оттенки, ассоциируясь с концептом «industrial society» (оппозиция industrial/human) [Rosenthal 1984: 222]. Поэтому рассматриваемый в отношении к концепту приватности концепт society приобретает признак отрицательной оценки (общество воспринимается как основной «нарушитель» приватности индивида).

Концепт comtmmity в американской культуре ассоциируется с группой людей, объединенных общими интересами и отличается положительной коннотацией в культурном контексте. Прежде всего, он наделяется культурно-историческими ассоциациями, связанными с историческим прошлым Америки: первые колонисты селились группами и очень ценили добрососедские отношения: «...they protected one another in teams, they shared their sweat and

labor jointly as together they cut down forests, laid railroads, roofed barns, or husked fields of corn. They deeply depended on each other in all phases of life» [Lanier 1973: 17J. В отличие от концептов state и government, community наделяется признаками неформальности и вызывает положительные психологические ассоциации, которые могут выглядеть следующим образом: «Неге is where I belong, these are my people, I care for them, they care for me, I am part of them...» [Rosenthal 1984: 221].

В свою очередь state и government наделяются признаком формальности и часто несут отрицательную оценочную коннотоацию как нечто, ограничивающее свободу индивида и стремящееся нарушить его приватность: например, в американском английском есть специальное понятие constitutional privacy (или constitutional right to privacy), что предполагает защиту индивида от государственных действий, нарушающих его приватность [Alderman, Kennedy 1995: 155]. Концепт community тесно взаимосвязан с концептом self, так как по наблюдению исследователей конечной целью объединения людей в группы является удовлетворение интересов отдельной личности: «But when what we really want in calling for community is a certain feeling of connectedness, when the purpose of community involvement is to make us feel better about ourselves, then we are still nearly as wrapped up in self as ever» [Rosenthal 1984: 231].


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: