Речь идет в основном о мировоззренческих концептах высокой степени абстрактности, имеющих большой исторический смысл. Так, по нескольким словам из немецкого языка XIII - XIV века Трир судил об отношении общества к знаниям вообще и, в частности, к научному знанию. Сравнивая тот же кластер (пучок) концептов с соответствующим набором более позднего периода, Трир показал, как изменялся подход к знанию и науке в течение нескольких веков. Его выводы не вызвали особых возражений, и многие лингвисты увидели в «теории языковых полей» мощное оружие толкования древних текстов. Скоро, однако, их энтузиазм поубавился, поскольку данный метод не дал ожидаемых результатов. Слова - знаки языка, которые, действительно, отражают динамику реальной жизни, ими кодируемую. Но делают они это отнюдь не столь прямолинейно, как предполагал Трир. Система реальных взаимоотношений изменяется по своим законам, слова же, отражающие эти изменения, опираются на свои собственные привила употребления, пользуются собственной динамикой и ранее наработанными лингвистическими связями.

Тем не менее, метод Трира, если его использовать вкупе с другими методами анализа текстов (text-analyses), может оказаться полезным. Он применяется и сегодня; и иногда анализ старинных и непонятных текстов происходит довольно успешно и к всеобщему удовлетворению. Сравнивают факты, которые были установлены различными науками и проанализированы разнообразными способами, и приходят к вполне обоснованным выводам. Только выводы эти никак нельзя признать окончательными. Посему в герменевтике существует очень справедливый и здравый принцип, названный «принципом бесконечности интерпретаций». Он предполагает, что каждый этап интерпретации, хотя и может казаться окончательным, таковым является лишь до нового подхода, выполненного уже новыми методами. Если в науках естественного плана вывод, допустим, о скорости распространения звука в водной среде может считаться твердо установленным и в даль нейшем может идти речь лишь о его незначительных уточнениях, то в науках культуроведческого плана новые данные способны перевернуть все наши представления о предмете изучения самым кардинальным образом.

Что касается связи между герменевтикой и семиотикой, то ее прямо проповедовал один из столпов современной герменевтики Поль Рикёр. (Paul Ricoeur 1913-2005) - французский философ, один из ведущих, наряду с Хайдеггером и Гадамером, представителей философской герменевтики. Он прямо ссылается на де Соссюра (см. в следующем разделе), но делает это так невнятно, что из его рассуждений я лично ничего не понял1.

Как и в случае с другими упомянутыми выше отраслями знания, такие ссылки служат как бы дежурными, пытающимися что-то воспринять из семиотики, но на самом деле они лишь запутывают рассуждения о природе воспринимающей их науки. К сожалению, это не только вина частных семиотик, имеющих дело со знаками и их системами в лоне конкретных наук, но и собственно семиотики в ее современном изложении, семиотики, которая до сих пор не выяснила свои начала и основания.

ЧАСТНЫЕ СЕМИОТИКИ, ПРЕТЕНДУЮЩИЕ БЫТЬ ПРОИЗВОДНЫМИ ОТ СЕМИОТИКИ ОБЩЕЙ

Нельзя пройти мимо таких наук, которые заявляют о своем непосредственном происхождении от несуществующей пока (с моей точки зрения) общей семиотики. Они находятся в еще худшем состоянии, нежели перечисленные выше области исследований. Последние имеют возможность опираться на концептуальный багаж своей материнской науки (семиотика химии - на химические концепты; семиотическая картография - на географию, картографию и т. д.), в то время как производные от общей семиотики таких опор лишены - они попросту еще не выработаны. Возьмем наиболее продвинутую из таких частных семиотик - так называемую «невербальную семиотику». Ее ведущий представитель в России (да я думаю, и вообще в мире) Григорий Ефимович Крейдлин живет и работает в Москве. Совсем недавно он выпустил свой главный труд, книгу под названием «Невербальная семиотика». Обратимся к этому капитальному труду.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒