ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ ЛОТМАН (1922-1993)

Юрий Лотман был главой так называемой Московско-Тартуской семиотической школы, виднейшим представителем русской семиотики. Вот какие сведения о Лотмане находим мы на одном из сайтов, ему посвященном: «Русский культуролог, семиотик, филолог. С 1939 - студент филологического факультета Ленинградского университета; с 1940 -в Советской армии, участник войны. В 1950-1954 работал в Тартуском учительском институте, с 1954 - в Тартуском университете. С 1951 -кандидат, с 1961 - доктор филологических наук. Член-корреспондент Британской, академик Норвежской, Шведской, Эстонской (1990) академий. Был вице-президентом Всемирной ассоциации семиотики. Лауреат Пушкинской премии РАН. Организатор серии «Труды по знаковым системам» (вышло 24 тома), руководитель регулярных “летних школ по вторичным моделирующим системам”)»1.

У меня эта школа вызывает двоякие чувства. С одной стороны, там работали многие умные и серьезные люди (и, прежде всего, сам Лотман), мнение которых нельзя отбросить с легкостью и безапелляционно. С другой стороны, чем больше вчитываешься в их концепцию (едва ли можно сказать, что была какая-то единая концепция), тем более она вызывает у меня неприятие. Насколько мне удалось уяснить, Ю. Лотман пытался представить культурное наследие человечества как единое семиотическое поле, а отдельные проявления культуры - как знаки на данном поле. И это вполне приемлемая семиотическая посылка. Но вот в его дальнейших рассуждениях я не нашел ничего семиотического. На фоне превосходного и вполне обычного культурологического и литературоведческого анализа, апелляция к семиотике выглядит искусственной и неоправданной попыткой добавить что-то «особо научное» к прежним рассуждениям.

Юрий Михайлович, например, отстаивал концепт «семиосферы», в рамках которой разворачивается человеческая культура. Привожу ниже определение этого концепта с уже цитируемого сайта: «Семио-сфера строится как концентрическая система, в центре которой находятся наиболее очевидные и последовательные структуры, представляющие мир упорядоченным и наделенным высшим смыслом (?! -АС.). Ядерная структура (“мифообразующий механизм”) репрезентирует семиотическую систему с реализованными структурами всех уровней. Движение к периферии повышает степень неопределенности и дезинтеграции, свойственные внешнему по отношению к семиосфере миру, и подчеркивает значимость одного из главных понятий - границы. Граница семиосферы понимается Лотманом как сумма билингви-нальных переводчиков-фильтров, обозначающих также тип социальных ролей и обеспечивающих семиотизацию поступающего извне и превращению его в сообщение».

Вы поняли что-либо? Я не понял почти ничего, хотя этот текст можно попытаться реставрировать в терминах моего собственного подхода к семиотике, что я и постараюсь сделать позднее (смотрите ниже главу 12). Когда Лотману говорили, что его семиотические притязания не приводят ни к каким внятным выводам (а такие попытки были - смотрите, например, сноску на этой странице1), он и его окружение принимали такие замечания в штыки. Но после смерти мэтра и сама школа приказала долго жить, что говорит о том, что она держалась только на репутации своего лидера. Да еще на том, что давала какой-то выход нереализованным притязаниям гуманитариев в Советском Союзе, лишенным возможности высказать собственную точку зрения по многим злободневным вопросам. Отсюда и обращение к эзотерическому языку и к «высокой» научной терминологии.

Вот, пожалуй, и все, что можно сегодня представить как положения общей семиотики, на которые приходится опираться во всех отраслевых ее ответвлениях. Попробуем интегрировать их в единую систему семиотического знания со своим предметом и методами. Именно на это и нацелено настоящее исследование.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒