сказки» .

Так изменялся смысл знака внутри одной и той системы письма: значение знака расширялось, а сам он приобретал больший заряд абстрактности. Параллельно изменялась форма знака, она упрощалась и становилась все более отвлеченной по сравнению с ее первоначальным изображением. Эта тенденция отчетливо просматривается на всем диапазоне знаков, на протяжении всей знаковой иерархии.

ИЗМЕНЕНИЕ ХАРАКТЕРА ВЕРИФИКАЦИИ МАНИПУЛЯЦИЙ СО ЗНАКАМИ

Последний показатель увеличения абстрактности знаковых систем, на котором я хотел бы остановиться, это то, как верифицируются результаты работы с семиотической системой. Мы говорили, что семиотическая реальность обладает своими собственными закономерностями по сравнению с закономерностями объективной реальности. Хотя в большинстве случаев манипуляции со знаковыми системами обусловлены стремлением разгадать тайны объективной действительности и направить их на пользу человеку, орудия процесса познания обладают своей собственной природой, они частично автономны от реальности, что ведет к анализу их собственных признаков и особенностей. Одним из таких признаков являются механизмы верификации действий со знаковыми системами, предметом наших рассуждений в данном разделе.

Во-первых, как общее правило, следует признать положение, что конечным и безусловным орудием верификации действий со знаковыми системами следует признать применимость их результатов в человеческой практике. Только вот возможность такого применения зависит от типа знаковой системы и от степени абстрактности исполь зованных в ней знаков. Верификация действий с естественными знаками требует немедленной проверки после каждого шага, до перехода к следующему действию со знаками. Так происходит, например, при поисках какого-то предмета по предварительно составленному плану или по карте. Так это происходило, скажем, при поисках клада на «Острове сокровищ» в известном романе Стивенсона. У героев книги была карта захоронения сокровищ, они ею пользовались, но пользовались пошагово, сверяя результат каждого этапа с конкретными приметами на местности. Таким же образом сверяется любой чертеж с пошаговым его воплощением при изготовлении той или иной детали, изображенной на чертеже. Так же оценивается любое наше действие по оценке усвояемости того или иного учебного материала: материал этот разбивается на этапы и усвоение каждого этапа проверяется отдельно и обычно последовательно.

Чем больше становится степень абстрактности используемой знаковой системы, тем сложнее оказывается такая проверка и возможность немедленной верификации результатов работы системы вообще. Шаги, после которых можно остановиться и проверить выполненную работу, становятся большими по длительности, а средства для контроля все более скудными. Например, составляя языковый текст, мы можем остановиться по завершении синтагмы, но она содержит лишь часть законченной мысли. Законченная мысль оформляется цельным предложением. Связный тезис удается проверить лишь после окончания абзаца. Замысел же реализуется в полностью завершенном тексте.

Когда мы используем систему знаков, достаточно абстрактного наполнения, то мы в ряде случаев имеем средства для верификации результатов, а в некоторых случаях лишены такой возможности. Из истории науки известны случаи отсроченной верификации результатов научного поиска, причем, иногда такая возможность появлялась быстро, а иногда растягивалась на многие годы и даже десятилетия. Периодическая таблица химических элементов Менделеева получила первые подтверждения примерно через пятнадцать лет, когда был найден экаалюминий им предсказанный. Таблица появилась в конце 50-х годов XIX века, а галий, как его назвал французский химик Ле-кок-де-Буабодран, был выделен в 1875 году. Он и встал на место экаалюминия, представленного раньше пустым местом в таблице. Математические идеи Галуа были восприняты и использованы в математике через 70-75 лет после его кончины. Есть масса других примеров.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒