Глава 7

ЗНАКИ НАИВЫСШЕЙ АБСТРАКТНОСТИ И ИСКЛЮЧЕНИЕ АБСТРАКЦИЙ

Из предыдущего изложения становится ясно, что по мере развития знаков и знаковых систем они становятся все более абстрактными. Это утверждение опирается на эмпирику повседневной жизни, где мы наблюдаем, как люди постепенно переходят от овладения менее абстрактным материалом к материалу значительно более сложному. Знаки же, ранее находившие опору в непосредственной близости к изображаемому, отрываются от своих референтов и начинают ориентироваться на синтаксис семиотических систем. При этом в знаковых системах обнаруживаются все более сложные (а не простые) знаки и знаки временного (а не постоянного) характера. Эти семиотические феномены и будут предметом нашего внимания в данной главе.

СРАЩЕНИЯ ЗНАКОВ

Сложные знаки появляются уже на самых начальных этапах семиотической иерархии просто потому, что любой знак постоянно со-полагается и пересекается с другими знаками, повторяя процессы из объективной реальности. Допустим, нам надо найти Полярную звезду для ориентации на север. Сама по себе Полярная звезда - простой и одиночный знак. Но чтобы ее найти, нам приходится опираться на соседние к ней звезды на небесном небосклоне. В результате мы привлекаем к нашим поискам Ковш Большой Медведицы. Получается как бы единый сложный знак, то есть сращение. Но это еще такое сращение, в котором легко обнаружить его составные части и четко определить значение каждой из них для наших поисков. Важно, однако, что сращение это становится постоянным этапом работы пусть с элементарной, но четко формализованной семиотической схемой.

Еще больше сращенных знаков появляются из-за несоответствия знаков системы с изображаемыми ими референтами. Идеалом для любой системы является наличие в ней стольких знаков, чтобы каждый из них шифровал один референт из внесистемной реальности. Но так никогда не бывает - жизнь всегда оказывается многогранней ее знакового отражения. Редко знаковая система отвечает требованиям минимального набора знаков; такое бывает лишь при самых простых ситуациях. Например, светофор вполне удовлетворяет потребностям во дителей и пешеходов тремя знаками, хотя в нем фактически больше, чем три световых сигнала: следует еще принять во внимание жесткую последовательность сигналов и их беспрестанную повторяемость. И даже в этом случае светофору часто придаются дополнительные сигналы. Если транспортная развязка на пересечении улиц оказывается усложненной дополнительными потоками движения, то к светофору прибавляются добавочные значки.

Усложним наши примеры. Базисным знаком в живописи обычно является мазок. Но отдельный мазок редко оказывается достаточным для художника просто потому, что цвет, который он хочет воспроизвести, обычно оказывается сложным, а не простым. Поэтому он смешивает цвета на одном и том же месте в картине. Изображение отдельной ноты в развитой музыкальной нотации сегодня почти не появляется, разве что в учебных экзерцициях; оно сопровождается массой дополнительных значков. Все вместе составляет сложный музыкальный знак, соответственно интерпретируемый. В любом естественном языке существует масса сложных слов, которые воспринимаются как базисные лексические единицы, хотя они состоят из сложенных вместе нескольких слов, каждое со своим значением. Все сложные слова составляют знаковые сращения.

Наконец, в системах наивысшей степени абстрактности появляются больше сращений, нежели отдельных простых знаков, но эти сращения объясняются иными причинами, чем приведенные выше. В системах очень высокой степени абстрактности отдельные знаки не дают отчетливых продолжений. Обычный пользователь системы попросту не знает, что с ними делать. Представьте себе физику или алгебру без стандартных формул, в них применяющихся. Смогли бы мы в них разобраться? Если мне надо рассчитать скорость, то я применяю формулу, для этого принятую; самому мне (да, полагаю, и большинству моих читателей тоже) не удалось бы ее вычислить по ходу расчетов. Весь курс элементарной алгебры, который мы изучали в школе, состоял из различных формул и развернутых алгебраических выражений, которые мы запоминали и учились преобразовывать. Каждая алгебраическая формула рассматривается мною как знак-сращение.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒