Наиболее отчетливым случаем переменных знаков являются пустые синтаксические клеточки (места), которые должны оказаться заполненными по мере трансформаций системы. Вообще вся рассматриваемая ситуация становится возможной потому, что на верхних рубежах знаковых систем значительно вырастает роль синтаксиса, который становится доминантным по отношению к знаменательным элементам системы. Синтаксис в его различных проявлениях выдвигается на передний план и создает возможность появления промежуточных, а затем и знаменательных знаков в ранее не заполненных клеточках. Все эти знаковые трансформации происходят в определенной последовательности и для достижения определенных целей. Переменные знаки постепенно заменяются либо только на промежуточные, либо на промежуточные, а потом и окончательные знаки, которые пригодны к использованию в онтологической практике. Такие двойственные или тройственные схемы перевода знаков служат объективными показателями приближения семиотической системы к ее практическому воплощению в той или иной реальности, а по принятой нами терминологии - «исключением абстракции».

Семиотические системы высокой степени абстракции служат для решения практических задач с помощью комбинаций и трансформаций знаков, в них включенных. Системы низкой степени абстракции могут ограничиться только соположением и характеристикой имеющихся в них знаков (например, телефонные книги). Но системы высокой степени абстракции имеют целью еще и обработку своих знаков, о чем мы сейчас и ведем речь. Трансформации знаков происходят по правилам тех алгоритмов, которые специально разрабатываются для той или иной однородной группы знаков системы. Я подчеркиваю, что знаки должны быть однородны по своему семиотическому наполнению, то есть, приведены все к одинаковому формату (численному и/или содержательному). В исходном построении некоторые из них выступают как неизвестные, и задача сводится к получению нового знания об этих неизвестных. Это знание делает неизвестные все более и более определенными (то есть, известными). Прежде неизвестные знаки наполняются семиотическим и одновременно объективным внесистемным содержанием.

По нашей терминологии переменные знаки опускаются по степени абстракции сначала до ранга промежуточных, а потом (не всегда) и окончательных знаменательных знаков. Но все три категории с точки зрения семиотики представляют собой знаки (даже пустая клетка, отступ или промежуток в знаковой последовательности). Отсюда и три вышеозначенных класса различных по абстрактности знаков.

Впрочем, мы говорим не только о трехступенчатой схеме трансформаций знаков в системе (переменные ^ промежуточные ^ знаменательные знаки), но и о двухступенчатой (переменные ^ промежуточные). Наметим кратко оба варианта. Если мы хотим получить результат работы системы в виде знаков, приложимых к внесистемной реальности, мы должны применять трехступенчатую схему. В этом случае знаки будут готовы к их практическому использованию в он тологической практике. Если мы «заготавливаем знаковые результаты впрок» для возможного их применения в будущем (например, в формулах), или когда знаковые системы будут готовы для каких-то целей довольствоваться абстрактным видом (например, в настольных играх), то мы можем ограничиться промежуточным знаковым результатом. В этом случае мы оставляем знаки в семиотической реальности, где они и находят себе применение.

Проблема эта имеет колоссальное эвристическое значение и требует детального рассмотрения. Любая задача начинается с формулировки ее условий. В условиях задачи присутствуют разные величины, обозначенные различными значками. Они могут быть трех видов. Допустим, есть какое-то неизвестное или несколько неизвестных, которые еще только предстоит заполнить содержанием в ходе решения данной задачи. Обычно неизвестные выражены переменными знаками:


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒