Переменные знаки по ходу решения задачи постепенно заменяются на промежуточные, а потом - на знаменательные знаки (это -трехступенчатая схема).

Переменные знаки заменяются на промежуточные, и мы этим довольствуемся, имея в виду дополнить эти результаты впоследствии в ходе решения конкретных практических задач (это - двухступенчатая схема).

Несложные задачи с включенными в них переменными знаками могут сразу решаться путем замены переменных на окончательные знаменательные знаки (и в этом случае трансформации проходят две ступени, минуя промежуточную стадию и сразу переходя к знаменательным знакам).

ИСКЛЮЧЕНИЕ АБСТРАКЦИЙ

Переход из стадии в стадию по трех- либо двухступенчатой схеме и есть основной способ исключения абстрактности в окончательных результатах системных трансформаций. Есть и иные пути исключения, освобождения от абстракций, например, приложение полученного результата к какой-то известной реальной ситуации. Так булева алгебра, разработанная еще в XIX веке, спокойно пребывала в латентном состоянии, пока в тридцатых годах прошлого века Клоду Шеннону не пришло в голову применить ее для расчета цепей в электронных конструкциях. Отсюда и возник интерес к процессу исключения абстракций как таковому.

Сначала легализировать этот концепт попытались специалисты по математической логике. Так Софья Александровна Яновская в своем докладе на симпозиуме по математической логике в Варшаве (1965) «подчеркивала, что проблематика введения и исключения абстракций теснейшим образом связана с отысканием моделей (интерпретации)

для соответствующей теории. Что это значит? Чтобы наука могла эффективно служить людям, ученые должны уметь применять научные законы на практике. Для этого требуется хорошо знать технологию замены абстрактных объектов (абстракций) их конкретными представителями. Такая замена называется в науке исключением абстракций».

В цитируемом отрывке речь идет о применении процедуры исключения абстракций в символической логике. Действительно, наука эта абстрактна в максимальной степени, и ее достижения могут и фактически постоянно проходят данную процедуру в виде приложения теоретических выводов к конкретным практическим задачам. Но я настаиваю, что исключение абстракций свойственно любой знаковой системе, что семиотическая реальность для того и существует, чтобы сделать нечто абстрактное, с чем мы сталкиваемся в жизни и в своих размышлениях, зримым и понятным, применимым и полезным, вещественным и ощутимым. В этом смысле исключение абстракции обнаруживается в любом типе знаковых систем, но, разумеется, в различных пропорциях.

На уровне естественных знаков мы сталкиваемся с реализацией исключения абстракций десятки раз на протяжении одного дня. Например, я выхожу из дома, чтобы поехать на какую-то встречу. При приближении к автобусной остановке я вижу приближающийся к ней автобус нужного мне маршрута. Это для меня знак. Если я хочу его использовать и поехать на этом автобусе, то я прибавляю шагу либо перехожу на бег. Когда я сажусь в автобус, я решаю свою проблему и заменяю абстрактный знак на практическое его приложение. Таких реальных ситуаций может набраться десятки в течение дня. Иначе говоря, решение практических задач с помощью знаков их представляющих я мыслю себе как переход от абстрактного мыслительного уровня к жизненному воплощению. И это - исключение абстракций в том самом конкретном плане, о котором говорилось выше.

Если музыкант исполняет музыкальное произведение, это тоже избавление от абстрактного воплощения чего-то, что возникло в воображении композитора. Каждое такое воплощение - переход от абстракции к чему-то ощутимому и осязаемому. То же относится к читаемому литературному произведению, к балетной или театральной постановке и пр. В этих образных знаковых системах абстракция многократно увеличена по сравнению с естественными ситуациями, но принцип остается тем же. Только процедура освобождения от абстракций многократно усложняется.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒