Еще можно сказать, что наука не боится и даже требует ограничить предмет своего изучения, заявляя, что вне этих границ она бессильна и бессмысленна, в то время как вера никаких границ для себя не ставит. Она исходит из того, что ее мощь распространяется на всё и вся. Именно потому, что провозвестники догматов веры не боятся выходить за конкретные рамки своих рассуждений, туда, где они оказываются недоступными для опровержений, с ними так сложно спорить. Нельзя оспорить утверждение о том, что человек верит в Бога; он в него верит, и все тут. Зато любое утверждение научного плана оспаривать можно и нужно, и делать это следует, прежде всего, по логике соответствия.

Что касается того, как логика соответствий отражает ту или иную реальность, то она стремится по мере возможности отразить ее наиболее близко к тому, что мы наблюдаем в жизни либо в лаборатории, подчеркивая каждую деталь и отношение. В этом мы, естественно, ограничены, потому что наблюдаем и воспринимаем реальность по необходимости в определенных пределах: мы ограничены позицией наблюдения и способами восприятия. Всегда наши наблюдения могут быть расширены, а выводы углублены и расширены. Но в каждом случае мы стремимся отразить наши впечатления от познаваемого наиболее полным образом. Это касается любых знаковых систем.

В практической жизни мы действуем под влиянием сиюминутных стимулов, интерпретируя их немедленными практическими выводами. Такой способ интерпретации является не научным, поскольку опирается на мгновенное и неточное восприятие, но мы вынуждены так поступать в быстротечной жизненной практике. В образных системах мы отдаем логику соответствий на волю творца-художника. И лишь в системах более или менее научного содержания мы стараемся тщательно удостовериться в предмете изучения, запротоколировать все самым детальным образом и сделать соответствующие и обоснованные заключения. При этом мы пользуемся теми качествами знаков, которые позволяют им оторваться от наблюдаемого явления и начать их автономную от реальности обработку. Но это уже - опора на другой тип логики - на логику знаковой системы, а о ней мы будем говорить дальше.

В предыдущих абзацах логика соответствия показана в различных знаковых интерпретациях по мере возрастания научного подхода к тем вещам, с которыми нам приходится соприкасаться. В повседневной действительности мы неизбежно действуем не так, как мы это делаем при обращении к объектам культуры, а в научных изысканиях -иначе, чем в первых двух случаях. Соответственно подход и способы шифровки посредством знаков будут различными в каждом из упомя нутых вариантов. Иначе будет построена и логика соответствия между тем, что происходит в реальности, и тем, как это отражается в семиотических схемах. Иначе должна быть построена и наша оценка логики соответствия для каждого из трех вариантов.

ФОРМАЛЬНАЯ ЛОГИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

На любом этапе работы с системой знаков мы придерживаемся формальной логики, научные основы которой были разработаны еще древними греками. Это - логика последовательных отношений, заимствованная нами из наблюдений за природой. На заре своего развития люди заметили неизменные последовательности некоторых происходящих событий: времена года шли одно за другим в неизменной последовательности, равно и день разворачивался по одному и тому же сценарию. Солнце всходило по утрам на востоке и заходило вечером на западе. Одно событие постоянно следовало за каким-то другим; первое событие стали называть причиной, а второе - следствием из этой причины. Так возникли начатки логического, то есть, последовательного и обусловленного поведения, которые люди перенесли на свое мышление. Люди уже не дожидались фактических изменений в природе, они их предсказывали: Если произойдет то-то и то-то, то вслед за ними возникнет вполне предсказуемое следствие, нечто, что принесет положительные либо, наоборот, отрицательные результаты.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒