Начало было положено, и древние греки формализовали отношения последовательно обусловленного мышления созданием специальной науки - логики. Теперь уже можно было более точно оценивать умственные построения, высказанные в ходе обсуждения либо полемики. Логика пустила корни и продолжала развиваться. Она завоевывала все новые плацдармы в результате дальнейшей формализации системы и возрастания абстрактности ее знаков, но связь логики с практическим поведением и наблюдением за естественными природными процессами продолжала сказываться. По-прежнему люди больше всего верили показаниям своих органов чувств, которые именовались «здравым смыслом». Лишь на пороге новейшей научной эры пришлось отказаться от веры в то, что Земля находится в центре вселенной, а все иные небесные тела вращаются вокруг нее. Это построение Вселенной покоилось на казалось бы незыблемых наблюдениях за поведением объектов на небесах, и только дополнительные все более точные исследования движений планет и Солнца с привлечением изобретенных заново инструментов, убедили людей в неправильности прежних воззрений.

Мы впитываем навыки разумного (логичного) поведения с детства и они кажутся нам настолько естественными, что мы их не замечаем.

Мы действуем логически так же естественно, как дышим, и так же мало обращаем на это внимание. Нам приходится прибегать к помощи формализованных правил логики только, когда мы затрудняемся принять решение и избрать ту или иную линию поведения. Тогда мы начинаем рассуждать, как нам лучше поступить в связи со сложившимися обстоятельствами. Но такое обращение к сложившимся объективно обстоятельствам возможно до тех пор, пока обозрение сложившихся обстоятельств находится в наших силах. При работе с системами высокой степени абстрактности такой возможности мы можем весьма скоро лишиться.

ЛОГИКА СЕМИОТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

На уровне естественных знаков мы можем смело положиться на многочисленные знаковые опоры, которые находим вокруг. При переходе улицы вне перекрестка мы пользуемся знаками опасности в месте перехода либо спокойно переходим при отсутствии таковых. При входе в учебную аудиторию мы ищем любое свободное место, либо пользуемся дополнительными знаками для выбора нужного нам места: например, близостью (отдаленностью) от лектора или присутствием в зале наших друзей. Такая ориентация на окружающие обстоятельства, которые выступают в роли знаков, диктующих нам соответствующее поведение, пронизывает все наши действия в обычных жизненных обстоятельствах.

Как только наши поиски усложняются в связи с отсутствием помогающих знаков либо при более сложных условиях задачи, опора на окружающую обстановку уменьшается, а опора на используемую знаковую систему многократно увеличивается. Избираемая знаковая система накладывает свой отпечаток на методы работы с материалом и на получаемые результаты. Прежде всего, семиотическая деятельность зависит от приспособленности системы к специфике используемого материала. Географические карты призваны показывать особенности среды нашего обитания, но вид и содержание карты будет зависеть от целей демонстрации окружаемой среды. Для показа поверхности и присутствия тех или иных объектов в районе описания используются физические карты. Для обозначения государственных и административных границ - политические карты. Для землеустройства используются специфические карты с демонстрацией особенностей почвы. Для метеорологии - совершенно иные изображения с иным набором знаков и т. д.

Те же самые по своим целям системы приспосабливаются к иной подаче материала в зависимости от физических и умственных возможностей пользователей. Вот перед нами алфавит для письма на ка ком-то конкретном естественном языке (возьмем для простоты русский алфавит). Всем нам известна кириллица, которой мы повседневно пользуемся. В обычном варианте этот алфавит подается в виде 33 букв и ряда диакритических и пунктуационных значков, которые обеспечивают написание любого языкового текста на русском языке. Но что делать, если человек слепой и не может считывать обычные буквы? В этом случае используется азбука Брайля, приспособленная для изображения букв в виде набора из шести выпуклостей или их отсутствия на принятых для этого местах для каждой буквы русского алфавита. Использование именно таких букв накладывает серьезные ограничения на сам процесс письма и на считывание его результатов. А что делать, если человек глухой или слабослышащий? Опять таки, нашли выход в виде изображения букв в виде конфигураций пальцевых жестов. И снова особенности системы оказывают решающее влияние на методы овладения системой, на способы ее использования и, в конечном счете, на качество текстов, которые системой порождаются.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒