То же самое письмо прошло в своем развитии несколько решающих стадий развития по линии усложнения своих знаков. Эти стадии очень схематично можно себе представить в виде перехода от базисных знаков одного семиотического наполнения к другим - более емким и более подходящим для системы по степени абстрактности. Сначала люди писали с помощью рисунков, изображавших что-то из внесистемной реальности. Убедившись в малой эффективности подобных изображений на письме, люди перешли к иероглифическому письму. С помощью иероглифов, которые в большинстве случаев были просто редуцированными картинками, связанными с тем, что нужно было описать, люди научились гораздо быстрее и точнее описывать происходящее. Иероглифы были куда абстрактнее по своему содержанию, но зато проще по исполнению. Наконец, люди научились составлять алфавиты, где буквы изображали уже не явления объективного мира, но звуки в произносимых словах. Наконец-то была получена система записи, достаточно простая для исполнения и наиболее эффективная из всех предложенных ранее. Но зато буквы превратились в значки, совершенно оторванные от конкретного мира - объекта описания, они превратились в абсолютно произвольные «закорючки» как в отношении к описываемой действительности, так и в отношении к изображаемым звукам.

Наконец, внутри предлагаемой системы записи шла постоянная борьба за упрощение используемых знаков и их соединение между собой. Вы, очевидно, слышали, что в истории русского письма конкурировали между собой две системы: глаголица и кириллица. До сих пор ученые спорят, что предложили Кирилл и Мефодий: глаголицу, от которой впоследствии отказались в пользу кириллицы, либо сра зу - кириллицу, а глаголица возникла параллельно, не выдержала соревнования и отмерла. Но если обратиться к знакам обеих систем и сравнить их между собой, то станет ясным, почему кириллица взяла верх. Ее значки были значительно проще по форме и по их исполнению. Кириллические буквы взяли за основу некоторые буквы древнегреческого алфавита, которые существовали уже несколько тысячелетий и подвергались неизбежному упрощению в ходе использования. Изображения букв в глаголице ориентировалось на догматы веры, скажем, буква аз (первая буква того и другого алфавита) в глаголице показывалась как стилизованный крест, в то время как в кириллице воспроизводила написание греческой буквы альфа. Остальные буквы глаголицы были еще сложнее по форме и требовали немало времени и художественного вкуса для своего воспроизведения.

Когда кириллический алфавит окончательно утвердился в славянской письменности, он постоянно изменялся в сторону связного написания отдельных букв и их соединений в линейной последовательности знаков. Решающим событием была замена церковного шрифта на гражданский во время правления Петра I. Дело в том, что до указа Петра та самая кириллица, которую мы используем и сейчас, употреблялась почти исключительно для написания церковных текстов, которые писались и переписывались от руки. При этом писцы старались дотошно воспроизводить довольно стилизованные формы букв. Гражданский шрифт давал упрощенное написание букв. С другой стороны, первые тексты на кириллице писались уставным способом: буквы изображались прямыми, с одинаковыми интервалами между ними, а вертикальные линии в буквах писались толще, чем горизонтальные. Одинаковыми были и расстояния между словами, хотя пунктуации еще не было. Постепенно перешли на полуустав, а потом и на свободные индивидуальные почерка, хотя тяготение к красивому стилизованному правописанию - каллиграфия - сохранялась еще очень долго (вспомните по этому поводу «Идиота» Ф.М. Достоевского).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒