Хотелось бы отметить еще одну характеристику всего этого процесса упорядочения семиотической реальности. Он происходит на фоне понимания того, что важнейшие знаковые системы должны быть единообразны и понятны всем людям на земле. Таким образом достигается ситуация, которая сегодня называется глобализацией. Глобализация происходит не только за счет стирания границ между государствами и путем интеграции экономических факторов, не только путем смешения населения земного шара, но также благодаря интернационализации научного знания. В этом случае семиотические подходы оказываются решающими. Мало помалу удается интегрировать национальные достижения в той или иной науке и добиться единообразия их понимания в дальнейшем исследовании по всему миру.

Как было упомянуто, результаты таких подходов зависят, во-первых, от объема интегрируемой системы: системы малых и средних объемов интегрируются сравнительно легко; системы больших объемов (вроде языков) интегрируются с большими трудностями. В этих последних случаях идут двумя путями: путем уменьшения сложности системы (именно этим отличается эсперанто как язык-посредник), либо избранием среди уже существующих систем такой, которая стала бы общей для всех. И в том и в другом варианте есть свои плюсы и минусы. Например, в эсперанто заложено неоспоримое преимущество простоты, но оно же и сдерживает его продвижение как общечеловеческого языка, ибо не дает тех коммуникационных возможностей, которые наличествуют обычно в любом естественном языке. Может статься, что со временем такие возможности в эсперанто появятся, но людям нужен язык не в будущем, а уже сейчас. Поэтому большинство людей предпочитают изучать сложнейшие по конструкции уже существующие языки из числа тех, которые являются носителями древней и разветвленной культуры и науки. Таким способом, наряду с языком, как потенциальным орудием коммуникации, они одновременно овладевают передовой наукой, культурой и техникой.

Отсюда возникает неизбежный вывод: та или иная семиотическая система ценна не только сама по себе, но и теми достижениями человеческого духа, которые она в процессе своего развития в себя вобрала. Довольно часто именно наличие таких достижений сдерживает дальнейший прогресс системы, ее переход в более действенное и оптимальное состояние. Возьмем такой разительный пример как наличие систем иероглифического письма на фоне развитых алфавитных систем записи. Последние имеют ряд очевидных преимуществ, которые становятся все более явственными в практике языковых записей. Однако народы, пользующиеся иероглифами, не спешат от них отказаться из-за культурных богатств в них реализованных. Прежний врачебный опыт, который заключался в прямом осмотре пациентов врачом, сегодня во многом заменен машинным обследованием, но личный контакт и врачебная интуиция все еще не могут быть вовсе отброшены, да и в будущем это, по-видимому, невозможно. Так что оба процесса сосуществуют и будут продолжать сосуществовать рука об руку, изменяя постепенно свои удельные веса в их взаимодействии в сторону более абстрактных систем.

В качестве вывода из изложенного можно сделать следующее заключение: отделъные люди и человечество в целом идут по пути ис-полъзования все более абстрактных знаков и знаковых систем. Из поколения в поколение эта тенденция только усиливается. Но результаты деятельности прежних систем не могут игнорироваться полностью. Они сделали свое дело на прежних этапах человеческой истории и содержат огромный интеллектуальный потенциал, который перекачивается в новые системы лишь в определенных пределах. Их органическая связь с тем, как воспринимали мир разные народы в различных социоэкономических условиях, не может быть осознана без воспроизведения самих исчезнувших семиотических систем, когда-то применявшихся в определенных исторических условиях. Они представляют историю нашего мышления. Эти проблемы касаются уже семиотической реалъности как таковой, и акцент на эту сторону дела будет еще больше ощутим в следующих главах.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒