Но пришло время, и люди стали изобретать системы записи для знаковых систем, которые они уже использовали в ином, неписьменном варианте. При этом преследовались две цели: во-первых, была необходимость запечатлеть то, что иначе мгновенно исчезало, чтобы передать его другим людям, и, во-вторых, хотелось расширить рамки доступной в дописьменном исполнении устной коммуникации. Записанная речь получала новые параметры и являла новые грани языкового исполнения. Запечатленная на карте местность также добавляла новые параметры процессу изучения близких и дальних территорий. Музыкальная нотация позволяла сочинять музыку иного диапазона. А снятый на пленку кинофильм приобретал совершенно иной смысл по сравнению с простым пересказом событий.

Записи позволили построить продолженную во времени и в суммированном виде науку и культуру. Это - разные ипостаси, на которые выходила семиотическая реальность, но общим для них явилась возможность аккумулировать релевантную для той либо иной цели информацию. Постепенно такие аккумулированные собрания информации стали источниками обучения новых поколений традициям и культуре данного общества. Они стали инициировать продолжение уже сохраненного знания. Они также стали предметом поклонения и гордости для национальных сообществ. Чем восхищаются представители различных национальностей, даже если они живут вдали от родины и не разделяют с ней общих радостей и затруднений? Национальной культурой, научными и прочими достижениям своих соотечественников.

Отвечают за все это системы записи, разнообразные по характеру, но имеющие единую цель - сохранить для потомства деяния праот-цев. Сегодня системы записи приобрели еще одно назначение: интеграцию в едином потоке самых важных завоеваний отдельных стран и народов. Они - проводники глобализации, охватившей нашу планету, и средства для ее претворения в жизнь (см. ниже главу 14).

Функция обработки знаков

Наконец, те знаки, которые наиболее далеко отстоят от своих референтов, служат целям манипуляций со знаками вместо манипуляций с вещами, этими знаками обозначенными. Эта - главная цель научной обработки знаков. Пока мы находимся внутри естественных и иных знаков, тесно привязанных к своим референтам, мы просто включаем их в систему непосредственного воздействия на онтологию. Я прихожу в институт и вижу, что дверь кабинета, где я должен работать, закрыта. Я иду к сторожу, беру у него ключ от двери и захожу в аудиторию. Знак того, что дверь закрыта, побуждает меня производить определенные действия. Но это - действия с обстоятельствами объективной реальности, куда включается осознание сопутствующих данной ситуации знаков.

Обстановка принципиально изменяется, когда у нас нет шансов на непосредственную обработку реальных предметов. То ли предметы настолько малы, что мы их не видим даже при самом большом увеличении. То ли слишком удалены от нас (небесные тела). То ли просто нам удобнее сначала обработать знаки и выявить стратегию будущих действий с реальными предметами, нежели немедленно приступить к работе с ними самими. Во всех этих случаях (а их становится все больше и больше по мере взросления цивилизации) мы переходим к обработке знаков, если они достаточно абстрактны, чтобы можно было с ними работать отдельно. Опора на знаки в процессе наших взаимоотношений с объективной реальностью все время увеличивается по мере усложнения процессов и закономерностей объективного мира, с которыми мы сталкиваемся. Это ведет к необходимости придумывать и приспосабливать новые знаковые системы, которые бы достойно представляли нам реальные события и были их адекватными заменителями.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒