Степень абстрактности знаковых систем, применявшихся в человеческой практике, все время увеличивалась; соответственно изменялись в них сами знаки и правила манипуляций с ними. На вершине семиотической пирамиды в конце концов появились формализованные системы знаков, тяготевшие к математическому оформлению. Таким образом, мы отдаем этому слою знаковых систем профилированную функцию обработки знаков вместо работы над их референтами. Соответственно, в этого типа системах и сами знаки, и синтаксические направляющие претерпели изменения по сравнению со знаками в системах иных типов.

Я писал об этом выше: знаки в системах высокой абстракции склонны превращаться в сращения, появляются промежуточные и переменные классы знаков, к описанию самих знаков в метаязыке системы прибавляются заранее установленные правила их трансформаций. Все это только зарождалось в системах более низкой абстракции, но расцвело полным цветом лишь в формализованных системах. Синтаксис системы, ранее лишь дополнявший шаги, вытекавшие из объ ективной действительности, в этих системах становится доминантным. Обработчикам системы приходится полагаться в основном на него, а не на знаменательные знаки, шифровавшие что-то в реальной действительности и переносившие это что-то в систему для последующей формализации. Формы записи в таких системах непременно конструируются заранее, без них формализованная система не может сделать ни одного шага. Верификация системных трансформаций чаще всего становится отложенной, а не немедленной, и может быть отложена на значительный период времени.

Формализованные системы характерны для научной стадии взаимодействия человека и природы. Именно в последнее время эти системы стали доминировать и преимущественно использоваться в научных исследованиях. Вспомните, какой эффект разорвавшейся бомбы произвело обнаружение планеты Нептун «на кончике пера» Дж. Адамсом и У. Леверье. А это случилось всего лишь в 1846 году, сравнительно недавно. По-видимому, именно тогда люди изменили свое отношение к знакам и осознали способность последних подменять обозначенные референты для последующих логических трансформаций со знаками, а не с обозначаемым. Разумеется, люди работали со знаками и раньше; речь идет о том, что открытие Адамса и Леверье позволило понять этот аспект проблемы очень отчетливо и принять его теоретически.

СООТВЕТСТВИЕ ВЫДЕЛЕННЫХ ФУНКЦИЙ С ПСИХОЛОГИЧЕСКИМ СКЛАДОМ ЛЮДЕЙ

Эмпирически и из трудов по психологии можно убедиться, что индивидуум рождается и потом закрепляется как личность с определенными склонностями воспринимать и взаимодействовать со знаками специфической направленности. Причем, мне кажется, что разброс личностных интересов полностью соответствует разбросу знаковых систем, представленному в этой книге. То ли это обстоятельство предопределило развитие семиотических систем в предложенном мною виде, то ли, наоборот, такое развитие семиотической реальности предшествовало спецификации человеческих склонностей и предпочтений. Во всяком случае, одно каким-то образом сочетается с другим.

Большинство людей склонны к занятию практическими вещами на уровне естественных знаковых систем. Они с недоверием относятся к абстракциям и предпочитают иметь с ними дело в минимальных пределах, преимущественно в рамках школьного образования. Очень многие личности довольствуются «художественным восприятием действительности». Они любят искусство и воспринимают все происходящее через призму того или иного вида деятельности: живописи, музыки, литературы и пр. Затем есть любители слова - устного или письменного; эти выбирают для себя роль «объяснителей» и посредников. Наконец, существуют люди (их меньшинство), которые благоденствуют в абстракциях разного рода - из них пополняются ряды ученых. Хотя есть явные пересечений указанных групп, но есть и многочисленные «чистые случаи» приверженцев того или иного типа знаковых систем.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒