Покажу оба этих пути на примере собственных исследований. Следующие ниже примеры покоятся на выдвинутом мною критерии абстрактности знаков и их систем, а сам этот критерий был выведен путем анализа применения знаков и знаковых систем в различных областях науки и практики (смотрите мои книги, имеющиеся в продаже).

Возвращение с новых позиций к прежде обработанному материалу

Я по основной своей специальности лингвист и могу судить о языкознании не понаслышке. Мало того, что я получил филологическое образование, более сорока лет мне пришлось работать преподавателем языков, одновременно занимаясь теоретическими изысканиями в этой области. Поэтому для приложения своих взглядов я выбрал, естественно, лингвистику и ее практические приложения. Это было смелое решение; лингвистика - очень древняя отрасль знаний, она тщательно изучена и, кажется, что на этом поле трудно найти необработанные участки. Тем не менее, вооруженный своими выводами о степенях абстрактности знаков, я попытался внести достаточно кардинальные новшества в уже имеющуюся языковую картину.

Исходным пунктом явилось положение о том, что в одной и той же знаковой системе знаки могут передвигаться из одной группы с меньшим зарядом абстракции в более высокую по абстрактности группу. Мы с вами говорили об этом раньше: заряд абстракции знаков повышается не только от одного типа систем к следующему за ним в иерархии знаковых систем, но также и внутри одной системы по мере ее развития. Так же обстоит дело и в лингвистике; я просто применил свой тезис к этому виду систем.

По моим выкладкам первые слова в языках тяготели к именам собственным, называя тот или иной конкретный предмет или действие из объективной реальности. Этому имеется немало подтверждений, как в современных языках, так и особенно в истории древних языков. Их я подробно изложил в своей первой книге в разделе «Судьба слова в языке»1. Имена собственные составляют и сегодня обширный слой лексики в любом живом языке и обрабатываются по специфическим правилам, отличным от правил обработки других лексических групп. Как знаки они отражают модель знака номер 1 из четвертой главы этой книги (стр. 53): один знак соответствует одному зашифрованному в нем объекту.

Вскоре, однако, люди осознали, что невозможно обозначить каждый отдельный предмет, каждое его свойство и связь с другими объектами отдельным словом. От имен собственных они перешли к понятиям. Понятие уже включает не один предмет, но целую группу и даже несколько групп предметов: «мебель», «шляпа», «рыба» и т. д. Ясно, что как знаки такие слова усилили степень своей абстрактности по сравнению с именами; они уже соответствуют чертежу номер 4 в упомянутой главе. Они концентрируют в себе гораздо больший объем информации, но этому сопутствует то обстоятельство, что их гораздо сложнее определить, скажем, в словарях, да и в обыденной речи. Постепенно в языках эта группа слов заняла доминантное положение, хотя пользователям системы приходилось прибегать к ухищрениям при использовании понятий, постоянно обращаясь к пояснениям таковых. Прежде можно было ограничиться жестом в сторону обозначаемого объекта, сказав: «Это - то-то и то-то». В отношении понятий приходится прибегать иногда к обильным разъяснениям и не только словесного типа.

На каком-то этапе развития цивилизации употребление слов-понятий стало тормозом. В основном это касается научных текстов, где расплывчатое значение понятий стало большой помехой. Ученые обязаны для объяснений прибегать к совершенно прозрачным по смыслу знакам, поэтому понятия стали заменяться концептами. В начале любого учебного курса в высших учебных заведениях лектор обычно поясняет целый ряд концептов, которые используются в дальнейшем для ориентации в материале курса. Он делает это очень тщательно, так как сетка таких четко структурированных концептов является ориентиром во всех хитросплетениях будущих пояснений и манипуляций. Обычно в той или иной отрасли науки набирается несколько десятков, от силы сотня таких концептов, которые постоянно уточняются и обрабатываются заново. Это - костяк любого научного знания, и я их выделяю как следующую стадию развития слов в языке.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒