Отдавая должное Ю.М. Лотману, автору концепта «семиосферы», я все же надеюсь, что мое понимание наполнения и роли этого концепта является оригинальным и самостоятельным, подходящим для нового витка развития семиотики.

Глава 13

ПОДБОР СЕМИОТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА ДЛЯ НОВЫХ ПРОРЫВОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ

Эта и следующая глава будут посвящены изучению семиотической реальности по тем параметрам, которые я в ней выделяю (см. главу 12). Я писал, что основным назначением семиотической реальности является сбор и сохранение всех наработок семиотического плана и выяснение возможностей их применения для вновь открытых фактов и явлений. Отбор нужных знаков и знаковых систем в изменившихся ситуациях применения оказывается иногда несложным делом, если обращаться к простому повторению старых попыток или к их использованию с незначительными модификациями. Если же люди сталкиваются с абсолютно новыми явлениями, по поводу которых нет прецедента, либо параметры обработки уже известного материала существенно изменяются, то требуются существенные усилия по нахождению принципиально новых, прежде неизвестных семиотических оформлений либо серьезные изменения ранее апробированного материала. Я собираюсь продемонстрировать здесь этот тезис на нескольких примерах из истории ряда областей человеческой деятельности.

ПОДБОР ЗНАКОВ, ПОДХОДЯЩИХ ДЛЯ ТОЙ ИЛИ ИНОЙ СЕМИОТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

Начнем с самого простого и забавного примера, с поучительной серьезностью изложенного в сказке Р. Киплинга «Как было написано первое письмо». Маленькая девочка пошла с отцом на рыбную ловлю. У папы сломался багор для ловли рыбы, и он начал его чинить, громко проклиная свою судьбу. Дочка решила написать письмо маме, чтобы та прислала им запасной багор. Но так как письменных знаков еще не существовало, она стала выражать свою просьбу рисунками, а письмо должен был отнести маме незнакомец, который не понимал ни ее языка, ни ее рисунков. Вот как девочка комментировала процесс рисования, и что из всего этого получилось:

«Я нарисую тебе хорошенькую картинку. Можешь смотреть мне через плечо, только не толкни меня. Вот папа ловит рыбу. Он не похож, но мама узнает, потому что я нарисовала сломанный багор. А вот другой багор с черной ручкой, который ему нужен. Вышло, как будто багор попал ему в спину. Это оттого, что зуб акулы соскочил, и коры мало (речь идет об орудиях письма, - АС.). Я хочу, чтобы ты принес нам багор, и нарисую, что я тебе это объясняю. У меня как будто волосы стоят дыбом, но ничего, так легче рисовать. Теперь я нарисую тебя. Ты на самом деле красивый, но я не умею рисовать, чтобы лица были красивые, уж не обижайся. Ты не обиделся?»

Чужой человек (из племени тевара) улыбнулся. Он подумал:

«Где-то, должно быть, идет большое сражение. Эта удивительная девочка, которая взяла заколдованный зуб акулы и не распухла и не лопнула, говорит мне, чтобы я позвал на помощь племя великого вождя. А он, без сомнения, великий вождь, иначе он заметил бы меня».

«Смотри, - сказала девочка Таффи, усердно рисуя или, точнее, царапая. - Вот это - ты. У тебя в руке папин багор, который ты должен принести. Теперь я покажу тебе, как найти маму. Ты будешь идти, идти, пока не придешь к двум деревьям (вот деревья), потом поднимешься на гору (вот гора), а потом спустишься к болоту, где много бобров. Я не умею рисовать бобров целиком, но я нарисовала их головы; да ты одни головы и увидишь, когда будешь идти по болоту. Смотри только, не провались! Наша пещера сейчас за болотом. Она не такая высокая, как гора, но я не умею рисовать ничего маленького. У входа сидит моя мама. Она красивая, она самая красивая из всех мам на свете.» и т. д.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒