К примеру, каждый человек в отдельности твёрдо знает, что зима в этом году будет обязательно. И соответственно к ней готовится: достаёт тёплое пальто, покупает тёплые ботинки, варежки, бельё... Но как только отдельные, персонально готовые к зиме люди собираются под крышей какого-либо учреждения (скажем, управления железной дорогой, областного агро-прома или конторы, которая ведает теплоснабжением в городе), так зима, самая обычная зима, приходит к нам неожиданно. Каждый год они регулярно оправдываются в статьях, что „зима, к сожалению, застала нас в этом году врасплох**. Читать это, честное слово, смешно! Но дальше смешное кончается. Дальше начинаются аварии". (Р. Рождественский. „Не для вида'*)1

10.18. „Когда я был студентом и проводил время на сельхозработах, мой друг Саша Агафонов [студент психологического факультета. — Д.В.], глядя на сортировочную машину, по ленте которой через наши замёрзшие руки двигался поток комьев земли и клубней картошки, однажды задумчиво изрёк: „Мне это исключительно напоминает процесс восприятия перцептивной информации!" - и далее убедительно проиллюстрировал на примере работы нашей сортировки активность и избирательность перцептивного процесса, включая работу кратковременной и долговременной памяти. Содержание соответствующей главы учебника было предметно воспроизведено практически полностью — за несколько минут.

Я так понимаю, что образ чего-то, похожего на такую сортировку, изначально был в сознании авторов учебника, но они сами не могли себе в этом признаться, поэтому пытались использовать язык науки.

А тут сменился - был выявлен - внутренний, живой язык. И то, что могло часами толковаться на птичьем научном языке, стало видеться сразу: зримо и внятно. И тогда вдруг я понял, что за высоким и таким пустым для меня научным языком (могут и должны стоять1) вещи простые и земные — такие, как эта тарахтящая сортировка. Я разрешил себе так видеть и говорить. Как только я разрешил себе это, всё встало на свои места". (Н.И. Козлов. „Философские сказки для обдумывающих житьё, или Весёлая книга о свободе и нравственности")

11. Проблемная ситуация: дайте определение понятиям „доказательство" и „убеждение", используя в качестве иллюстрации пример из „Записей для себя" В.В. Вересаева:

„Декабрист М.С. Лунин — замечательный писатель и изумительный человек - отмечая влияние сибирского климата и ссылки на его душевное состояние, писал сестре между прочим: „Излагая мысли, я нахожу доводы к подтверждению истины; но слово, убеждающее без доказательств, не начертывается уже пером моим".

„Слово, убеждающее без доказательств". В этом сила оратора. В этом - и тайна успешного спора с женщиной. Никакой логикой нельзя её убедить, если говоришь с раздражением. И нужно очень мало логики, если слово сказано мягко и с лаской. И это почти со всякой женщиной, как она ни будь умна. Эмоциональная сторона в ней неодолима. Рассказывал Леонид Андреев: однажды поспорил он о чём-то с женой, приводил самые неопровержимые доводы, ничего на неё не действовало, он разъярённо спросил:

-    Ну, как же тебя ещё убеждать?

Она жалобно ответила:

-    Поцеловать меня.

Материалы дли тренинга на компьютере

В приводимых ниже примерах укажите тезис (если тезис явно не выдержан, сформулируйте его), аргументы и определите форму обоснования тезиса.

1. „История нашей литературы - это или мартиролог, или реестр каторги. Погибают даже те, которых пощадило правительство, - едва успев расцвести, они спешат расстаться с жизнью... Рылеев повешен Николаем. Пушкин убит на дуэли... Грибоедов предательски убит в Тегеране. Лермонтов убит на дуэли, тридцати лет, на Кавказе. Веневитинов убит обществом, двадцати двух лет. Кольцов убит своей семьёй, тридцати трёх лет. Белинский убит, тридцати пяти лет, голодом и нищетой... Баратынский умер после двенадцатилетней ссылки. Бестужев погиб на Кавказе, совсем ещё молодым, после сибирской каторги". (А.И. Герцен. „О развитии революционных идей в России")


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒