-    Да, я получил миллион. Значит, так дорого ценятся мои слова! А теперь посчитаем, сколько же стоят слова прокурора.

Тут Пассовер заговорил ласковой скороговорочкой, как добрый учитель, задающий нарочито лёгкую задачу, и все вновь увидели, что у пюпитра и в самом деле лишь небольшого роста пожилой человек, кажется, очень добродушный, - и вздохнули свободно.

—    В год прокурор получает три тысячи шестьсот рублей, - высчитывал вслух „добродушный" адвокат, -в месяц — триста, стало быть, в день, в том числе и сегодняшний день, - рублей десять. Произносил прокурор свою речь сегодня три часа, сказал за свои десять рублей сорок тысяч слов — сколько же стоит слово прокурора? - Пассовер вытянулся и крикнул:

-    Грош цена слову прокурора!" (Званцев. „Дело Вальяно".)

17. „После обеда вокруг нашей казармы снова стали собираться дезертиры. Я пообещала вчера поговорить с ними, и вот они явились.

—    Куда ты ведёшь своих солдат? Воевать за буржуев?

Зачем? Ты ведь сама из крестьян, почему же ты собираешься проливать кровь за эксплуататоров?

Я слушала их, скрестив руки на груди, и, надо признать, мурашки бегали у меня по спине, когда я переводила взгляд с одного бандитского лица империи на другое. Это были отчаявшиеся люди, даже не люди уже, звери. Армейское отребье.

-    Вы только посмотрите на себя, - начала я. - И подумайте, что с вами сталось! Вы, кто ещё недавно геройски встречал грудью шквал вражеского огня, кто преданно защищал родину-мать, не жалуясь, гнил во вшивых окопах неделями, кто ловко и отважно переползал множество раз через ничейную землю. Представьте себе на минуту, кем вы были — и кем стали? Среди вас наверняка есть те, кто служил в Пятом Сибирском корпусе.

-    Есть, есть, - послышались голоса.

-    Тогда вы должны помнить меня. Я — Яшка. Не может быть, что вы обо мне не слышали.

Со всех сторон донеслись утвердительные возгласы.

-    Ну, а тогда вы знаете, что я мокла в окопах вместе с вами, спала так же, как и вы, на голой сырой земле, смотрела в глаза смерти, голодала наравне с вами. Как же вы можете нападать теперь на меня? Издеваться надо мной? Чем я заслужила ваши оскорбления и насмешки?

-    Тогда ты была простым солдатом, - ответил кто-то. - А теперь ты с офицерами и за буржуев.

-    Да кто же сделал меня офицером, если не вы сами? Разве не ваши братья, простые солдаты Первой и Десятой армий, послали специальную делегацию, чтобы передать мне иконы и знамёна, тем самым оказав офицерские почести? Я кровь от крови вашей, плоть от плоти.

-    Но мы устали от войны, нам мир нужен, - робко возразил кто-то, не найдя больше, в чём упрекнуть меня лично.

-    И я хочу мира. Но как, скажите, можно его достичь?

-    Да просто бросить окопы и идти домой!

-    Бросить окопы?! — закричала я, собрав всю командную мощь своего голоса. — Ну и что же тогда будет? Мир, думаете? Да ни за что! Немцы сметут фронт и захватят всю страну. Это же война! Бросить окопы! Почему бы тогда просто не вручить кайзеру ключи от России?

-    Но они тоже хотят мира, они так же устали от войны, как и. мы, - несмело предположили несколько человек.

-    Они обманут. Разве немцы не отравили газами тысячи наших братьев? Разве мы сами не испытали на себе разные их подлые хитрости? Разве они не захватили часть нашей земли? Вот давайте выкинем их с неё, тогда и мир будет.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒