„Шериф и убийца"

Цель игры — совершенствовать умение „держать контакт глаз" при общении.

Ход игры. Для игры подготавливаются билеты соответственно числу участников. На двух билетах отмечены роли „шерифа“ и „убийцы". Другие билеты — пустые. Все билеты скручиваются таким образом, чтобы надписи не были видны, и складываются.

Каждый участник выбирает себе билет и старается никому не показывать его.

Участник, выполняющий роль „убийцы", должен взглядом „убивать" других игроков. „Шериф" обязан найти „убийцу", при этом он может ориентироваться на два игровых момента. Во-первых, он определяет „убийцу" по глазам. Во-вторых, другие игроки, почувствовав взгляд „убийцы", говорят: „Я убит", тем самым показывая „шерифу", кто в группе играет роль „убийцы".

Следует учитывать, что „убийца" может быть найден сразу, но также может остаться не выявленным до конца игры. Значение имеет не результат, а процесс игры.

После каждого тура игры проводится рефлексия: каждый „озвучивает" своё эмоциональное состояние в процессе игры.

„Слушаю... глазами"

Цель игры — совершенствовать умение узнать человека, не расспрашивая о нём; проникнуть в мысли, тщательно скрываемые в процессе общения; лучше понять чувства человека, скупого на слова.

Подготовительный этап.

Проблемная ситуация: два игрока садятся в центре круга спиной друг к другу и начинают общение по одной из актуальных для учащихся в данный момент теме (результаты контрольной работы, подготовка к вечеру и т.д.). По итогам общения (1 минута) проводится рефлексия: насколько комфортно чувствовал себя каждый из общавшихся, в чём причина, если сопоставить с состоянием во время общения с этим человеком лицом к лицу, но в разных положениях (сидя, откинувшись на спинку стула и держа руки и ноги перекрещенными; сидя, несколько наклонившись вперёд, направив носки ног и соответственно колени друг к другу, демонстрируя ладони и распахнув пиджак; сидя в такой же позе, но изменив расстояние между общающимися и др.).

Проблемный вопрос: дайте анализ роли определённых жестов в данных ситуациях.

•    Из интервью переводчика Мао Цзэдуна Ли Юэжаня корреспонденту „Комсомольской правды" А. Кабанни-кову (от 14 января 1994 г.):

—    Был ли момент в переговорах, когда вы ясно почувствовали: всё, рубеж, дальнейшие нормальные отношения не возможны?

—    Этот момент выглядел так: разгневанный Мао (что бывало крайне редко) вскочил и нацелил указательный палец в нос Хрущёву. „Вы нацепили на меня целую гору ярлыков, — с дрожью в голосе сказал он. — Я дам вам один. Вы — правый оппортунист". Я его перевёл. Позже Мао спросил, почему я не повторил при этом его жест. Мне пришлось оправдываться: не решился, да и главное не это, а точность перевода. „Ничего, — сказал Мао, — он бы вытерпел". Это был один из редких случаев, когда Мао упрекнул меня.

•    Из воспоминаний Г. Бакланова о визите к нему зятя А.А. Громыко в 1986 г. („Входите узкими вратами" II Знамя, 1993, № 3).

„И вот мы сидим с его зятем, и решается вопрос, будет ли возвращена в роман речь Андрея Андреевича?..

—    Главу мы напечатаем, — говорю я. — Но надо, чтобы А.А. лично завизировал. Такое лицо!.. Тут каждое слово имеет особый смысл...

Зять мягко перебивает меня: в их семье я, оказывается, любимый писатель. А.А. очень любит мою повесть... И он без запинки, совершенно правильно произносит название.

Быть любимым в такой семье — да ведь это какие радужные открываются перспективы! Захоти я завтра, допустим, полететь на Мадагаскар, и посол будет встречать там. Нет, что ни говори, а интересное занятие — жить на белом свете.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒