-    Ну и вредный же вы экземпляр, Комаров! Подите, сядьте там, в коридоре, и подумайте хорошенько.

Борис вышел. Сел на скамью. Жёсткая и прохладная. Он почувствовал облегчение, но ненадолго. Чем кончится для него эта дуэль? Он не уступит, что бы ни грозило... Нудно тянутся минуты. Редкие прохожие, в форме и без, делают вид, что его здесь нет. Вышел капитан, его собеседник направился в другой конец коридора - когда будет возвращаться, надо спросить, где здесь уборная... Закурить, что ли? А может, не велено? Наорут ещё... Ладно, потерпим.

Сколько времени прошло? Комаров смотрит на часы, с трудом разглядывая циферблат, благо что стрелки светятся, швейцарские часики для офицеров, „кригсмарине“... Уже около пяти, чёрт подери, когда же они вызовут его снова? Где тот капитан? Пошёл докладывать о неподатливом кандидате в сексоты? Ах, вот он идёт. Проходит мимо, ноль внимания, будто я мебель. Выдерживают...

-    Войдите, Комаров. Сядьте. Ну, надумали?

На окнах противоположной стороны улицы уже сверкали отблески заката. Два других капитана начали складывать бумаги-

-    Надумал.

-    Что же вы надумали?

-    Всё то же самое. Подписывать не стану.

-    Так вот и не станете? А вы подумали о том, какие последствия... Вы понимаете, что означает ваш отказ? Значит, вы не желаете помочь нам в деле борьбы с врагами социализма?

-    Не надо про врагов. Если мне таковые встретятся, сообщу.

-    Много на себя берёте, Комаров. Так они и придут к вам, здрасьте, я враг. Нам нужна информация о настроениях...

Сослуживцы, сложив бумаги и заперев их в сейфы, направились к выходу, едва кивнув. Капитан с завистью посмотрел им вслед. Надо форсировать!

-    Учтите, Комаров, что ваше поведение можно рассматривать как уклонение от исполнения гражданского долга. А с другой стороны, сотрудничество с нами могло бы принести вам определённые преимущества...

Ещё и это решили испробовать! Комаров настораживается.

-    ... кое-какие материальные выгоды... Да, ведь вы владеете иностранными языками? Могли бы ездить за границу в составе делегаций...

-    Вы меня плохо знаете, - отрезал Комаров.

Капитан вскинул одну бровь, посмотрел долгим взглядом в лицо строптивцу.

-    Вы нас тоже, — сказал он и криво усмехнулся.

-    Но уже достаточно хорошо, чтобы держаться от вас подальше.

Капитал взорвался:

-    Да что вы мне голову морочите, Комаров! Подписывайте, и конец разговору!

Вот здесь сорвался и сам Комаров. Что-то ёкнуло внутри, что-то сжалось в груди, спазм подступил к горлу, речь сумбурная и отчаянная, хлынула сама по себе, бессвязно и бесконтрольно:

-    Чего издеваетесь над человеком, кто дал вам такое право, кто вы такие, чтобы требовать от человека, чтобы он изменил своей натуре, чтобы, чтобы...

Боже, что со мной? Сроду такого не бывало! Реву, как баба. Содрогаюсь всем телом. Позор1 А впрочем... Вполне мог бы взять себя в руки, если бы очень захотел.

Капитан поднимается из-за стола. Этого ему ещё недоставало! Идёт к столику, где графин со стаканом, наливает воды.

-    Нате, выпейте... Ладно, Комаров, прекратим истерику. Давайте ваш пропуск. Мы ещё вернемся к этому разговору. А теперь идите.

Контрольная работа

Наблюдение и пооперационный анализ речевого поведения участников устного (просмотр видеозаписей телепередач типа „Один на один" и др.) и письменного спора завершается контрольной работой - анализ спора К.А. Любарского, учёного-астрофизика, и С.А. Желудкова, богослова, литератора, - „С Богом или без Бога? (диалог через колючую проволоку)1.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒