Не я первый сравнил жизнь людскую с рекой, которая может стать полноводной и могучей, влиться в море или пропасть в песках. К образу реки обратятся и в будущем, очистив от тины застойности, обновив и возвеличив его. Но сейчас нелегко передать изменчивым смятением реки ту боЛьшую и бурную жизнь, о которой я так храбро собрался писать. Догадываюсь, что отец был не ласковым родничком, а пенно-бешеным потоком, где разбивались радуги чьих-то несбывшихся житейских надежд. Он и не ручейком мелкодонным был, а глубоким омутом, куда без страха входят смелые, и грозным водопадом, чей рокот с ликованием слушают честные и мужественные люди.

Порой же он казался мне неукротимым и необузданным пожаром, освещавшим полнеба. Конечно, согреться у этого огня тоже было очень непросто, потому что непредсказуемо вольно метались во все стороны тугие и мощные языки его пламени и могли обжечь бездумное сердце, опалить легкомысленную душу и выжечь свет в глазах. Однако я твёрдо знаю, что его жар не смог бы опалить мирную хлебную ниву и превратить в серый пепел человеческий кров.

Но чаще и отчётливей он представлялся мне огромной поднебесной горой, на вершину которой я обязан не просто сам взойти, но ещё и непременно постараться открыть для других какую-то новую тропу, надеясь, что она со временем станет, возможно, дорогой. Я почему-то понимаю, что к отцу нельзя идти путём, проторённым другими людьми, хотя на проложенных тропах шаг был легче. От меня же совесть требует показать иной склон и построить для людей свои мосты через пропасти.

Невероятно труден этот подъём, но для идущего новой тропой он тяжелее в тысячу крат, потому что ледяные ветры туго толкают в грудь, пытаясь сбросить с отвесных скал, а колючие терновники сомнений рвут сердце.

Путь тяжёл для каждого, даже если на вершине уже успели побывать другие. Невольно от робости подрагивает сердце, леденеет душа при взгляде на вертикаль, подпирающую солнце. Однако нужно идти, пока предгорья не так страшны. Пусть новая тропа пересечёт давнюю дорогу, узнанную людьми; там можно присесть и перевести дух, отереть пот с лица, подставить ветру ладони и спросить у человека, который эту дорогу прошёл..."

II    этап — игра вдвоём. Участники игры разбиваются на пары. Задание в парах: один из пары просит представить себя, например, в виде дерева: „Если бы я был деревом, то каким бы деревом я был?" Другой в ответ пытается дать описание дерева, ассоциирующегося с партнёром, стараясь описать его как можно подробнее и точнее: какая у дерева кора, старое оно или молодое, опавшие листья или нет, какой формы, какого цвета, какой ствол, какая крона и т.д.

Подробно описав дерево-метафору, второй участник, в свою очередь, спрашивает: „Если бы я был ... (горой, домом, чашкой и т.п.), то какой (каким) ... я был бы?“ И игра продолжается...

III    этап — „Отгадай". Все участники садятся в круг и среди них по желанию выбирается ведущий. Он выходит из комнаты, а группа в его отсутствие выбирает человека из оставшихся в комнате участников. Каждый игрок придумывает ему характеристику, используя при этом определения погоды, цветов, деревьев и др. по договорённости с группой. Например, группа решила давать описание при помощи определённой погоды. Приглашается ведущий, а также и тот игрок, на которого составляется описание, и каждый участник рассказывает придуманную им характеристику. Например, первый участник начинает: „Эта девушка похожа на летний солнечный день. Только иногда происходит движение лёгкого ветерка, тихо колышется листва на деревьях, но пока всё спокойно..." И так по кругу.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒