Штабс-капитан молча закурил дешёвую папиросу. Левитин вынул трубку: „Разрешите курить, господин штабс-капитан?** Душистый дым распластался синими облаками и дрожит в воздухе вместе с вагоном. Штабс-капитан прекращает разговор — в нём накипает обида и бессильная злость. Мальчишка, нахал, английский табак курит, одет с иголочки, самоуверен — таким вся дорога чиста. Она расчищена для них отцами и дедами. Нигде не купишь этой золотой брони превосходства и самоуверенности, это — годы воспитания и наследственный капитал предков. Штабс-капитан взглянул на гардемарина с ненавистью и любопытством**. Он решается всё же показать хоть какую-то свою независимость и старшинство: штабс-капитан швырнул окурок, тот „упал рядом с никелированной плевательницей на синий ковёр, и штабс-капитан бессильно и густо покраснел перед мальчишкой младше его чином.

Гардемарин не замечает окурка, он даже не смотрит туда, но штабс-капитан чувствует, что это только снисходительная светская учтивость..Единственное, чем может штабс-капитан уязвить гардемарина, — это, не меняя позы, не подавая руки, сказать небрежно: „До свидания, юнкер“. Но штабс-капитан поднялся с дивана, протянул руку и смущённо сказал: „Честь имею кланяться". (JI. Соболев. „Капитальный ремонт")

• „В японской традиции ... слушающий должен приложить максимум усилий, чтобы понять замысел и цель высказывания говорящего, при этом должное внимание уделяется и тому что говорится, как говорится и почему. Слушающий, чтобы лучше воспринимать говорящего, пытается отождествить себя с говорящим: поставить себя на его место, стать на его точку зрения и оценить высказывание с этих позиций.

Речевой этикет японцев предписывает максимальное взаимное понимание партнёром, так как речевая коммуникация в их традиции не просто обмен речевыми произведениями, но и душевное объединение в доступных обоим участникам речи пределах.

Японский диалог графически может быть изображён в виде двух параллельных векторов $, в отличие от европейского диалога: —> <—.

Чтобы понять суть происходящего в японском диалоге, японский лингвист X. Ямашта рекомендует представить, что слушающий сидит в вагоне поезда, движущегося из прошлого в настоящее рядом с говорящим, и они одинаково видят, что перед ними в данный момент и что впереди".1

„Бессловесный язык доверия".

или „Научись слушать, и ты сможешь извлечь пользу даже из тех, кто говорит плохо" (Плутарх)

Техника установления доверия без слов при слушании состоит из шести шагов:

•    проверить, доверяете ли вы собеседнику;

•    проверить, доверяет ли вам собеседник;

•    подстроиться под тон и темп голоса собеседника;

•    установить соответствие дыханию собеседника;

•    использовать соответствующий ритм движений;

•    установить соответствие позе.

Совершая первый шаг, спросите себя, доверяете ли вы собеседнику, и если вы услышите твёрдый ответ: „Да!“ — всё в порядке. Если же вы услышите несогласие, надо определить, что это за голос в вас и какая часть личности им говорит, выражая недоверие. Внимательно выслушайте её аргументы, поблагодарив её при этом за беспокойство, которое она проявляет, заботясь о вас.

Будьте гибки. Не доверяя собеседнику, не добьётесь доверия и от него.

Второй шаг — прочитайте „язык тела" своего собеседника (см. невербальные средства общения)

Третий шаг — подстроиться под тон и темп голоса собеседника — требует освоения техники „зеркала". „Зеркало" — это установление соответствия и гармонии с поведением другого человека. Соответствие тону или темпу голоса партнёра по общению — лучший путь установления доверия с собеседником. Вы уже умеете владеть тоном, темпом, высотой, интенсивностью голоса. Теперь задача несколько усложняется.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒