• „Плутарх, сравнивая двух ораторов, Демосфена и Фокиона, говорит, что первый был величайший, но второй зато самый искусный. Он воздействовал на слушателей не только силой речей, но и безукоризненностью жизни, понимая, что одно единственное слово, один кивок человека, внушающего к себе доверие, весит больше многих пространных доводов. (Об ораторском искусстве: Сборник изречений и афоризмов).

•    „Не надо слов искусных: обаянием Своим ты греков покоришь сердца.

Из уст безвестных и вельможных уст Одна и та же речь звучит различно".

(Эврипид. „Гекуба")

•    „Представляя меня на одной из встреч, Н.Назарбаев к моим официальным титулам добавил: „Человек, который ко всем режимам в оппозиции".

Это, конечно, образ, так как в моё время оппозиция была невозможна и только теперь переживает болезненный процесс своего формирования. Но в реплике Нурсултана Абишевича ёмко выражено моё критическое отношение к той экономической и хозяйственной политике, которая проводились в стране на протяжении моей сознательной жизни. Я прекрасно понимал и с годами всё больше и больше убеждался в том, что все экономические реформы — от Хрущёва до Ельцина — игнорируют не только экономические законы и азы мировой хозяйственной практики, но и здравый смысл. В итоге мы упрямо, строгими шагами двигались в тупик. При сохранении нынешнего курса реформ полное банкротство нашей экономики — это уже дело техники и времени.

Начало жизненного пути моих сверстников наиболее точно выразил поэт Юрий Воронов:

В блокадных днях мы так и не узнали:

Меж юностью и детством где черта?

Нам в сорок третьем выдали медали И только в сорок пятом — паспорта.

Первую медаль я заслужил в сорок четвёртом, паспорт получил после демобилизации восемь лет спустя. На долю моего поколения выпал самый яркий и бога тый событиями мирового значения период истории. Но разделяю и афоризм поэта А. Шполянского, известного в эмиграции как Дон-Аминадо: „Нет ничего скучнее, чем жить в интересное время". (Д. Валовой. „Человек, который ко всем режимам в оппозиции", вместо предисловия к книге „Кремлёвский тупик")

•    „Тем, кто хочет быть достопримечательностью, надо поработать и сделать то, что надо Улице. Улица же хочет видеть ваш Фасад — вашего Человека — сна-ружи-и-издалека — чем-то ярким, может быть, где-то блестящим, энергичным и можно даже светящимся. По праздникам же надо устраивать фейерверк.

Что вы хотите, улица есть улица. Впрочем, глядите на прохожих: совсем детишек потешьте вспыхивающей неоновой рекламой, а серьёзным людям предъявите фасад деловой и строгий. Дайте людям то, что им нужно, - выбрав из того, что устраивает вас. Надеюсь, выбор у вас широкий.

У каждого человека есть его „Человек снаружи-и-издалека" — его представительский фасад для предъявления разнообразной публике. Как велико здесь разнообразие вариантов!

Один мой знакомый включает весь набор праздничных огней и сверкает уже для двух случайных прохожих; другой же настойчиво сер и, как в осаждённом городе, готов свой фасад накрыть ещё и маскировочной сеткой. Редко, но встречаются экземпляры, чей внешний вид сделан добросовестно и со вкусом; в массе своей, однако, личностные фасады замысливаются слабыми архитекторами и выполняются безответственными строителями". (Н.И. Козлов. „Философские сказки")

•    „Керенский попросил генерала Половцева оказать мне необходимое содействие, и после недолгих консультаций с капитаном Дементьевым мне было предложено начать формирование батальона прямо на следующий вечер в Мариинском театре, где устраивался благотворительный вечер в пользу Дома инвалидов...


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒