22.    — Не понимаю, — говорил Корнев, грызя свои ногти. — Или ты признаёшь, или не признаёшь: середины нет. — Говори прямо, ты верующий?

—    В известном смысле, да, — ответил уклончиво Карташёв.

—    Что это за ответ? Верующий, значит... С этого бы и начинал. А в таком случае о чём тогда с тобой разговаривать?!

23.    [А.:] Можно мне взять твои книги?

[Б.:] Возьми.

[А.:] А я не хочу их брать.

[Б.:] Тогда не бери.

[А.:] Он запретил мне брать свои книги.

24.    Эватл был учеником софиста Протагора, который согласился обучать его софистике с тем условием, что после первого выигранного Эватлом судебного процесса он заплатит Протагору определённую сумму денег за своё обучение. Когда обучение было закончено, Эватл заявил Протагору, что денег он ему платить не будет. Если Протагор захочет решить дело судом и процесс будет выигран Эватлом, тогда он не будет платить по приговору суда. Если же суд решит дело в пользу Протагора, то тогда Эватл не будет ему платить, так как в этом случае Эватл проигрывает, а по условию он должен заплатить Протагору после того, как выиграет процесс. В ответ Протагор возразил, что, наоборот, и в том, и в другом случае Эватл должен ему заплатить: если процесс выиграет Протагор, тогда Эватл должен платить по решению суда; если же выиграет Эватл, то он опять должен платить, поскольку это будет первый выигранный им судебный процесс.

25.    Ходжа Насреддин попросил своего богатого и скупого соседа дать ему на время котёл. Сосед просьбу его выполнил, хотя не очень охотно. Возвращая котёл соседу, Насреддин дал вместе с ним ещё и кастрюльку, объяснив при этом, что эту кастрюльку родил котёл, и поскольку последний принадлежит соседу, то, по мнению Ходжи, кастрюлька тоже должна принадлежать ему.

Когда Насреддин снова попросил у него котёл, тот дал ему гораздо охотнее, чем в первый раз. Однако, проходит время, а Ходжа Насреддин котел не возвращает. Потеряв терпение, сосед сам пришёл к Насредди-ну и потребовал вернуть котёл. На что Насреддин ответил: „С удовольствием возвратил бы тебе котёл, да не могу, потому что он умер".

—    Как? — возмутился сосед. — Что ты говоришь чепуху? Разве может умереть котёл?!

—    Отчего же, — ответил Насреддин, — котёл не может умереть, если он может родить кастрюльку?

26.    „Чертог вдовы Грицацуевой сиял. Во главе свадебного стола сидел марьяжный король — сын турецкоподданного. Он был элегантен и пьян. Гости шумели.

Молодая была уже не молода. Ей было не меньше тридцати лет“. (И. Ильф, Е. Петров)

27.    В одной бане вывешено объявление следующего содержания: В камеру хранения принимаются следующие предметы посетителей: 1) верхнее пальто, 2) головные уборы, 3) галоши, 4) деньги и ценные вещи, 5) часы, документы и дамские сумочки.

Не принимаются на хранение: 1) оружие огнестрельное и холодное, 2) быстро воспламеняющиеся вещества, 3) продукты, 4) пилы, топоры.

В баню приходит гражданин, который хочет сдать вместе с одеждой связку книг. Гардеробщица отказывается брать книги, мотивируя тем, что их нет в списке вещей, принимающихся на хранение. Гражданин настаивает, ссылаясь на то, что и в списке предметов, не принимающихся на хранение, книги не указаны.

28.    — Я — Воробьянинов сын.

—    Это какого же? Предводителя?

—    Его.

—    А он жив?

—    Умер, гражданин Коробейников. Почил.

—    Но ведь, кажется, у него детей не было?


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒