Мастерство „предъявления тезиса"

Цель упражнения — увидеть способы эффективного введения тезиса. Во всех указанных ниже ситуациях тезис был принят адресатом, причём при довольно сложных для автора обстоятельствах. Определите, какие приёмы использовались для успешного „предъявления тезиса" в каждой ситуации.

1. Рассмотрите внимательно момент „предъявления (выкладывания) тезиса" „Товар, который я хочу приобрести, — мёртвые крепостные души" в диалогах Чичиков — Манилов, Чичиков — Коробочка, Чичиков — Ноздрёв, Чичиков — Собакевич, Чичиков — Плюшкин и определите, как меняет Чичиков способ подачи тезиса в зависимости от своих представлений о собеседниках.

Чичиков — Манилов

—    Вы спрашиваете, для каких причин? причины вот какие: я хотел бы купить крестьян... — сказал Чичиков, заикнулся и не кончил речи.

—    Но позвольте спросить вас, — сказал Манилов, — как желаете вы купить крестьян: с землёю или просто на вывод, то есть без земли?

—    Нет, я не то чтобы совершенно крестьян, — сказал Чичиков, — я желаю иметь мёртвых...

—    Как-с? извините... я несколько туг на ухо, мне послышалось престранное слово...

—    Я полагаю приобресть мёртвых, которые, впрочем, значились бы по ревизии, как живые, — сказал Чичиков...

—    Итак, я бы желал знать, можете ли вы мне таковых, не живых в действительности, но живых относительно законной формы, передать, уступить, или как вам заблагорассудится лучше?

[Манилов не понимает:] — Может быть, вы изволили выразиться так для красоты слога?

—    Нет, — подхватил Чичиков, — нет, я разумею предмет таков как есть, то есть те души, которые точно уже умерли.

Чичиков — Коробочка

—    А, так вы покупщик! Как же жаль, право, что я продала мёд купцам так дёшево, а вот ты бы, отец мой, у меня, верно, его купил.

—    А вот мёду и не купил бы.

—    Что ж другое? Разве пеньку? Да вить и пеньки у меня теперь маловато: полпуда всего.

—    Нет, матушка, другого рода товарец: скажите, у вас умирали крестьяне?

—    Ох, батюшка, осьмнадцать человек! — сказала старуха, вздохнувши. — И умер такой всё славный народ, всё работники... Народ мёртвый, а плати как за живого...

—    На всё воля Божья, матушка! — сказал Чичиков, вздохнувши, — против мудрости Божией ничего нельзя сказать... Уступите-ка их мне, Настасья Петровна?

Чичиков — Ноздрёв

—    А что, брат, — говорил Ноздрёв, прижавши бока колоды пальцами и несколько погнувши её, так что треснула и отскочила бумажка. — Ну, для препровождения времени, держу триста рублей банку!

Но Чичиков прикинулся, как будто и не слышал, о чём речь, и сказал, как бы вдруг припомнив:

—    А! чтоб не позабыть: у меня к тебе просьба.

—    Какая?

—    Дай прежде слово, что исполнишь.

—    Да какая просьба?

—    Ну, да уж дай слово!

—    Изволь.

—    Честное слово?

—    Честное слово.

—    Вот какая просьба: у тебя есть, чай, много умерших крестьян, которые ещё не вычеркнуты из ревизии?

—    Ну есть, а что?

—    Переведи их на меня, на моё имя.

Чичиков — Собакевич

„Чичиков начал как-то очень отдалённо, коснулся вообще всего русского государства и отозвался с большою похвалою об его пространстве, сказал, что даже самая древняя римская монархия не была так велика, и иностранцы справедливо удивляются... И что по существующим положениям этого государства, в славе которому нет равного, ревизские души, окончивши жизненное поприще, числятся, однако ж, до подачи новой ревизской сказки наравне с живыми, чтоб таким образом не обременить присутственные места множеством мелочных н бесполезных справок и не увеличить сложность и без того уже весьма сложного государственного механизма... и что, однако же, при всей справедливости этой меры она бывает отчасти тягостна для многих владельцев, обязывая их вносить подати так, как бы за живой предмет, и что он, чувствуя уважение личное к нему, готов бы даже отчасти принять на себя эту действительно тяжёлую обязанность. Насчёт главного предмета Чичиков выразился очень осторожно: никак не назвал души умершими, а только несуществующими".


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒