Рустам согласился привести такого коня, но при одном условии: пусть за ним придут в любой день, кроме понедельника, вторника, среды, четверга, пятницы, субботы, воскресенья.

8.5.    В сентябре 1893 г. в Северном Ледовитом океане к северу от Новосибирских островов, затёртый со всех сторон тяжёлыми льдами, дрейфовал корабль „Фрам“. Начальник экспедиции на „Фраме“ - известный полярный исследователь Фритьоф Нансен - пытался открыть знаменитую землю, которую видел ещё в 1810 году русский промышленник Яков Санников. Нансен не видел Земли Санникова, но он заключил о её существовании на основе следующих соображений.

Чем дальше продвигалась экспедиция на север, тем меньше становились глубины океана. Это обстоятельство отмечено было в этом районе ещё раньше Нансена. Известно, что вблизи островов или материка глубины уменьшаются.

Участники экспедиции неоднократно замечали большие стаи птиц - гаг, чибисов и других, летящих к северу. Ясно, что птицы могли лететь к северу только в том случае, если там есть земля. Кроме того, неподалёку от корабля находили многочисленные следы сухопутных животных - песцов. Если бы вблизи корабля не было земли, то следов сухопутных животных не было бы вблизи корабля.

Из всего этого Нансен делал заключение, что он находится в районе Земли Санникова. Однако, ничего, кроме торосов, путешественники не обнаружили, а когда наступила полярная ночь, надежда найти сушу была окончательно потеряна.

8.6.    „Не было гвоздя - подкова пропала. Подкова пропала - лошадь захромала - командир убит. Конница разбита, армия бежит. Враг вступает в город, пленных не щадя, потому что в кузнице не было гвоздя". (С. Маршак)

8.7.    В рассказе Конан Дойла „Берилловая диадема" банкир Александр Холдер, в доме которого произошла кража драгоценности - берилловой диадемы, - обратился к помощи Шерлока Холмса. Холдер был уверен, что в краже виновен его сын Артур, так как ночью, когда была совершена кража, в его руках он видел диадему, у которой не хватало одного из золотых углов с тремя бериллами. Однако Холмс установил, что к краже диадемы причастна племянница Холдера, которая передала диадему через окно своему любовнику.

Рассказывая Холдеру о результатах расследования, Холмс сказал, в частности, следующее:

„Мой старый принцип расследования состоит в том, чтобы исключить все явно невозможные предположения. Тогда то, что остаётся, является истиной, какой бы неправдоподобной она ни казалась.

Рассуждал я примерно так: естественно, не вы отдали диадему. Значит, осталась только ваша племянница или горничные. Но если в похищении замешаны горничные, то ради чего ваш сын согласился принять вину на себя? Для такого предположения нет оснований. Вы говорили, что Артур любит свою двоюродную сестру. И мне стала понятна причина его молчания: не хотел выдавать Мэри. Тогда я вспомнил, что вы застали её у окна и что она упала в обморок, увидев диадему в руках Артура. Мои предположения превратились в уверенность".

8.8.    На вопрос доктора Ватсона, каким образом Холмс узнал, что он утром был на почте и отправил телеграмму, последний сказал следующее: „Мне известно, что утром вы не писали никаких писем, ведь я всё утро сидел напротив вас. В открытом ящике вашего бюро я заметил толстую пачку почтовых открыток и целый блок марок. Для чего же тогда идти на почту, как не за тем, чтобы послать телеграмму? Отбросьте всё, что не могло иметь места, и останется один-единственный факт, который и есть истина".

8.9.    Внимательно осмотрев комнату, в которой было совершено преступление, Шерлок Холмс сказал доктору Ватсону следующее: „Нам известно, что преступник не мог попасть в комнату ни через дверь, ни через окно, ни через дымовой ход. Мы знаем также, что он не мог спрятаться в комнате, поскольку в ней прятаться негде. Как же тогда он проник сюда?


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒